Тактики ловли. Часть 1: рыболовы с большой дороги

Алексей Дьяченко 27.03.2014 0

Тема: мормышка

Автор: Алексей Дьяченко

Всерьез рассчитывающий на успех рыболов практически всегда должен хотя бы в общих чертах понимать, в каких условиях он собирается ловить, что делать в какой-то предполагаемой типовой ситуации для выбранного места ловли и как он будет уговаривать рыбу, если она вдруг решит объявить итальянскую забастовку. Наложив все эти «если, тогда и потому» на шкалу времени, мы получим некий приблизительный план действий на день — от выхода к месту ловли и до сборов в обратный путь. Подобный план, учитывающий зачастую самые мелкие и не всегда заметные тонкости ловли, у спортсменов называется тактикой. О некоторых типовых и наиболее разработанных тактических схемах ловли, которые были многократно проверены и отработаны на самых разных соревнованиях, и пойдет речь.

Место рождения — Питер
«Дорогой» довольно метко назвали базовую тактику ловли петербургских спортсменов, применявшуюся с небольшими вариациями практически во всех условиях. Правда, не всегда эта схема ловли в изначальном виде оказывалась одинаково эффективной и неуязвимой для соперников, но зато там, где все совпадало, результаты доводили некоторых практически до изумления. Случаи явных неудач становились точкой отсчета для поиска оптимальной схемы модернизации тактики в соответствии с полученными результатами. Поэтому сейчас «дорогой» нельзя назвать какую-то одну схему ловли, это скорее группа тактик, близких по ряду своих характеристик.

В общем виде все эти тактики объединяет одна черта — более-менее линейное и равномерное размещение лунок на протяжении максимальной части или даже всего участка ловли (или зоны, если идет речь о спортивных соревнованиях) со сверлением большей их части сразу же после начала ловли (или старта). Досверливание дополнительных лунок тоже имеет место быть, но изначальный расчет строится именно на стартовую серию, которой в идеале должно хватить со старта и до финиша. При этом стартовая серия лунок накрывает самые разные участки, начиная от берегового края зоны и заканчивая глубинным. Соответственно, шансы обнаружить перспективный горизонт на первом проходе рыболовом лунок очень велики — не там, так сям что-то да проклюнется. Подобный подход является не только очень универсальным в условиях нехватки или отсутствия предварительной информации о водоеме, но и периодически оказывается просто неубиваемым. И именно линейность расположения лунок с равномерным захватом самых разных горизонтов ловли и является главным типовым признаком, определяющим сильные и слабые стороны тактики. А «дорога» — потому что неоднократный проход по серии своих лунок туда-сюда к финишу создает почти настоящую дорогу, хорошо различимую и узнаваемую.

Тактика большой дороги
Никакого отношения это название к разбойничьим набегам на чужие вотчины не имеет. И означает лишь большие размеры стартовой серии лунок. Пожалуй, из всех, до известной степени отработанных тактик в моем арсенале, эта является самой сложной. И с точки зрения трудностей просчитывания ситуации на все три часа вперед, и с точки зрения уровня физической нагрузки, и с точки зрения психологической устойчивости. Очень многие спортсмены, пытаясь спопугайничать, быстро ломаются именно потому, что не хватает силы воли заставить себя методично дырявить лед, когда соперники уже ловят рыбу пять, десять, пятнадцать минут. Кажется, что десяток-два пойманных кем-то за это время окуньков уже будет не отыграть никогда, а значит — все полетело в тартарары. И нужно срочно менять план действий. И ошибаются. Но, даже зная все это, неоднократно убеждаясь в том, что ничего страшного не происходит, лично я все равно неоднократно потихоньку ударялся в панику, видя, что давно уже являюсь единственным, кто продолжает методично сверлить новые и новые лунки.

Начну с описания одного из самых типичных соревнований, на которых тактика «большой дороги» оказалась выигрышной. Речь пойдет об отборочных состязаниях к первому чемпионату мира по мормышке, проходивших в Москве на гребном канале в Крылатском. Там тактику трех петербургских спортсменов соперники просчитать не сумели до самого окончания пятого тура, несмотря на то, что все делалось на глазах почти сотни человек. Нам задавали вопросы, почему, сверлясь минут по 20 после старта, когда остальные успевали поймать по десятку — полтора однотипных окуньков, мы потом начинаем ловить так, что «аж шуба заворачивается». Особенно мистически настроенные умы даже пустили слух о секретных каплях, добавленных в питерского мотыля. Якобы именно они волшебно привлекают на питерские лунки московского окуня. Правда, те, кто пробовал удостовериться в этом, разочаровывались, но все равно даже перед последним туром подходили желающие с просьбами «капнуть» им в коробку наших секретных капель. Мы, правда, эти слухи с радостью поддержали и развили, справедливо решив, что такую удачу упускать нельзя — и многим подобное объяснение до поры до времени закроет глаза на истинные причины высоких результатов.
Истинная же эта причина крылась в простом, на первый взгляд, расчете: сделанные со старта лунки позволяют собрать прикормкой рыбу там, где остальные соперники еще не сверлятся и не прикармливают, а значит — и конкуренция прикормок минимальна. Через час-полтора-два очень многие начинали рассверливать те же горизонты, которые мы прикармливали со старта. Таким-то вот макаром стоявшую в зоне действия нашей прикормки рыбу мы благополучно собирали примерно за полчаса-час до того, как туда могли прийти и приходили соперники. Итогом становилось явное количественное превосходство стартовых лунок над сделанными много позже.

Дополнительным фактором была очень невысокая активность окуня, который днем становился еще более пассивным. Соответственно, раннее прикармливание собирало намного быстрее и эффективнее эту рыбу, чем дневное, когда рыба почти замирала. Там, где мы вынимали из лунки пять-десять штук, конкуренты в десяти — пятнадцати метрах ловили две — три. И вроде бы упущенный нами во время сверления стартовый рывок соперников отыгрывался после прохода пяти — десяти лунок.

Важным условием той ловли оказалось более-менее равномерное распределение рыбы сразу на нескольких горизонтах ловли, что мы четко выявили на предшествовавших отборочным соревнованиях — «Кубке Аквадрома». Окунь стабильно держался на береговом свале от самого уреза до окончания на трех метрах. Поскольку это были ровно уложенные плиты с донной травой, окунь здесь стоял почти повсеместно без явно выраженных аномалий. Вторым горизонтом являлась полоса вдоль берега на удалении где-то в 20 — 25 метров. Несмотря на то, что это был ровный стол по все тем же трем метрам, почему то окунь здесь также был практически повсеместно. И последним горизонтом была центральная линия канала ровно посередине с той же самой глубиной и тем же самым окунем. Соответственно, и длинная серия лунок от берега и до середины канала накрывала три потенциально перспективных участка, практически гарантируя от случайного невезения. А количество приблизительно десятиграммового окуня позволяло поймать требующуюся для лидерства в зоне сотню штук на пяти — десяти рабочих лунках.

В первом туре я сумел выбраться на первое место именно благодаря сделанным «на всякий пожарный» лункам на центре канала, хотя и был уверен, что отловлюсь у самого берега. В итоге, промаявшись на мелководье почти два часа, я вынужденно пошел проверять заранее сделанные глубинные лунки, где с четырех из них за 70 минут поймал 70 окуньков. Этого хватило для победы. Те же, кто с прицелом на облов какого-то локального участка пытался рассверливать отдельные «пятачки» по мере окончания клева на предыдущих, теряли время на длительном подходе пассивной рыбы, не считая неизбежного процента несработавших лунок.

Со стороны казалось, что мы транжирим слишком много времени на старте — и не сможем его потом наверстать. Но другие тратили в течение того же тура времени не меньше, поскольку вынуждены были делать все новые и новые лунки чуть позже, когда с первых всю активную рыбу вытаскивали. Но наши закормленные лунки все остающееся время до финиша собирали рыбу прикормкой, тогда как у соперников прикормка работала гораздо меньше времени — и собирала, соответственно, меньше рыбы.

При этом кажущаяся беззащитность наших лунок перед набегами ближайших соперников — не так очевидна. Потому что наш расчет строился на одном единственном проходе по лункам — стартовали у берега, и по мере выбивания — смещались на большие и большие глубины, оставляя после себя практически пустые лунки. Проверять уже проверенные не было никакого смысла, а о наличии или отсутствии рыбы на тех, куда мы еще не сели, ни у кого не было точной информации. Хотя в случае целенаправленного персонального прессинга наша тактика, конечно же, была более уязвима. Теперь нужно разобрать по порядку все важные моменты тактики «большой дороги» с объяснениями и примерным хронометражем.

Победный алгоритм и его нюансы
— Серия лунок делается практически сразу после старта именно в расчете на максимально долгое время работы прикормки, обеспечивающее наиболее массированный подход рыбы. И, что порой еще более важно, обеспечивающее охват свободной территории раньше конкурентов.

— Серия лунок должна захватывать не только самые-самые перспективные на первый взгляд участки, но и те, что могут быть менее рыбными. Это наша страховка на случай неправильного чтения рельефа, расположения на льду и просто неожиданного поведения рыбы. Одним из самых поучительных подтверждений подобной необходимости для меня стал первый тур вторых по счету отборов к чемпионату мира на Пятницком плесе Истринского водохранилища. Тогда я решил сэкономить время на сверлении нескольких лунок по средним глубинам от трех до четырех метров, сосредоточив все лунки на глубине до двух с половиной — трех и начиная с четырех с половиной — пяти метров. По опыту проходивших здесь в предыдущие годы соревнований — шла ловля окуня в берегу, а на глубине иногда выходил подлещик. Беда оказалась в том, что массовая в год отборов «белая» рыба полчищами держалась именно на неохваченных мною глубинах в 3 — 4 м, в то время как в берегу окунь был редок и далеко не везде, а максимальные глубины пустовали напрочь. И я почти до финиша мотался вхолостую, лишь за последние 10 — 15 минут окончательно поняв, в чем ошибка — и сумев поймать лишь несколько рыбок на предпоследнее место. Зато все оставшиеся туры лунками я перекрывал практически все потенциально важные глубины, что позволило подняться в итоговом протоколе на третье место. Желание сэкономить несколько минут аукнулось почти катастрофическим провалом. Тем более подобная попытка экономии не оправдана на любительской рыбалке.

— Прикармливать необходимо все лунки серии, несмотря на то, что в каких-то из них мы предполагаем отсутствие или малое количество рыбы. Во-первых, потому что наши предположения могут оказаться ошибочными. Во-вторых, потому что лучше потратить лишних 20 — 30 секунд на прикармливание и так уже сделанной лунки, повышая шансы здесь хоть кого-то поймать при проверке снастью многократно, чем сэкономить эти самые гипотетические секунды, но на практике теряя уже истраченное время сверления и последующее время облова. В-третьих, те количества рыбы, которые после старта для нас малы и не заслуживают внимания, перед финишем могут стать очень даже интересными, поскольку все перспективные участки уже выжаты досуха. В-четвертых, малая изначальная концентрация рыбы может быть скомпенсирована длительным периодом работы прикормки: за 2 — 2,5 часа на бесперспективную лунку может подойти столько же рыбы, сколько за 15 минут на перспективную. Так что не стоит жмотничать в попытках сэкономить 5 — 15 граммов мотыля или «белой» прикормки. Самый ограниченный ресурс рыболова в зимней рыбалке — это время, и особенно это касается соревнований.

— Самые интересные участки желательно рассверливать не в решето с малым расстоянием между лунками, а с максимальной экспансией, захватывая окружающую нетронутую территорию. Здесь причина проста: долго работающая под лункой прикормка собирает рыбу с довольно приличного расстояния. На некоторых водоемах, где приходилось соревноваться неоднократно, подсверливание под чуть ранее сделанные лунки не работает категорически, а частое сверление собственных лунок снижает удельное число рыбин, пойманных с каждой. Потому что мы не увеличиваем число привлеченных рыб, а увеличиваем число точек, куда пытаемся привлечь примерно одно и то же количество. Получается ловля с трех — четырех лунок там, где можно обойтись одной или двумя. Причем более поздние лунки часто оказываются менее эффективными, но отнимают даже больше внимания, т.к. рыба там не так многочисленна, а значит — не так активна. Поэтому оптимальным для меня решением такой проблемы является превращение прямой линии серии (на менее перспективных участках) в зигзаг (на более перспективных участках) с сохранением примерно одного и того же оптимального расстояния между ближайшими лунками. Допустим, мы начинаем от берега, где практически всегда можно рассчитывать на стайных рыб. И на заметные перепады глубин. Для того чтобы привлечь максимально первых и охватить максимально вторые — и стоит делать смещение на береговом участке вглубь поменьше, компенсируя это увеличением расстояния разбрасыванием лунок вправо-влево. Итоговое расстояние между лунками получается все равно приемлемым, а вот их число и охваченная площадь увеличатся, позволяя как можно дольше ловить на самой эффективной минимально возможной глубине.

— При рассверливании глубинных участков шаг между лунками должен быть больше, чем на малых глубинах. Это связано сразу с несколькими факторами. Во-первых, с несколько меньшей «средней по больнице» концентрацией рыбы на глубине, нежели на мелководье. Во-вторых, эффективный радиус работы прикормки при использовании разных приемов прикармливания на глубине выше, а значит — и повода частить не имеется. В-третьих, временные затраты на облов одной лунки или вылов одной рыбы на большой глубине значительно больше. Это означает, что за 3 часа ловли на метре мы можем проверить лунок 50 — 60 или поймать штук 200 — 400 рыб, а на четырех — пяти метрах при тех же вводных и той же активности рыбы данные показатели упадут во много раз. Соответственно, пройти 200-метровую серию лунок с шагом в 5 м (40 штук) на больших глубинах мы точно окажемся не в состоянии, хотя в берегу это теоретически вполне возможно.

— Еще одно требование к расстоянию между ближайшими лунками касается исключительно спортсменов. Правила разрешают сопернику занимать лунку, расположенную от чужой, помеченной флажком, не ближе пяти метров. И очень многие спортсмены пытаются защититься тем, что сверлят несколько лунок с шагом менее этих пяти метров, чтобы флажок прикрывал заодно и две соседних лунки. При использовании разбираемой тактики такое решение ошибочно и весьма опасно. Дело в том, что «работа флажками» в первую очередь важна при «закрытых» тактиках ловли, когда спортсмен занял какое-то ограниченное перспективное пространство и пытается расположиться на нем так, чтобы не дать соперникам на него попасть. А тактика сверления большого количества лунок на большом пространстве — по определению открытая, и призвана изучить, прикормить и обловить большое число лунок раньше конкурентов, но вовсе не предназначена для воспрепятствования приходу конкурентов. И эффективно противодействовать сопернику в данной тактике можно лишь двумя способами. Либо скрыть свои лунки от чужих глаз, либо успеть проверить их при первых же намеках на опасность. Если в таких условиях один флаг перекрывает не одну лунку, а сразу три, включая помеченную самим флажком, то всего 2 — 3 человека могут за пару минут отнять у нас половину запаса лунок. Поэтому расстояние должно быть строго больше пяти метров.

— При прикармливании большой серии лунок следует учитывать огромную разницу во времени работы прикормки, опущенной в первые и в последние лунки. На первые мы сядем сразу же — спустя 10 — 20 минут, а значит — может хватить даже порции мотыля в 3 — 5 г. Но вот последние лунки мы иногда можем прийти проверять минут за 10 — 15 до финиша. И все это время рыба там должна стоять на прикормке, для чего иногда может понадобиться и 50, и 70 г мотыля или приличный «самосвал», наполненный «белой» прикормкой. Понятное дело, общее ограничение объема прикормки здравым смыслом на любительской рыбалке или правилами на соревнованиях иногда не позволяют все лунки кормить, исходя лишь их учета фактора времени — приходится искать повод для экономии. В этом случае можно оптимально кормить самые перспективные лунки, а в меру экономить те, где наши надежды успешно отловиться — не так велики.

— Для определения числа стартовых лунок рыболову необходимо хотя бы приблизительно представлять характер предстоящей ловли. Как я уже говорил, «большая дорога» в идеале предназначена для облова в один проход, без последующей суеты с многократными проверками ранее обловленных точек. В ситуациях, когда рыба подходит на уже выбитые лунки снова и снова — эта тактика не очень выгодна, поскольку возможность обойтись меньшим сверлением автоматически дает экономию времени. Идеальное количество лунок для соревнований неплохо дополнить лишними десятью — двадцатью процентами от расчетного числа. Это поможет в случае возникновения помех со стороны соперников. Если мы сделали расчетные 20 лунок и дополнили их еще двумя — четырьмя лунками, то это позволит эффективно противостоять нецеленаправленному прессингу со стороны одного-двух соперников, пожелавших на халяву воспользоваться чужим трудом. При наличии большого количества нетронутых закормленных лунок нужно быть особенно внимательным к перемещению соперников на новые места, т.к. эти перемещения могут совпасть с местом расположения наших запасных лунок — и даже без умысла группа спортсменов может попросту перекрыть своими флагами доступ к нашему запасу. Из-за подобной опасности для себя я сформулировал правило первостепенной проверки наиболее угрожаемых участков моей серии, если тамошние лунки по моим расчетам могут дать существенный вклад в улов. После проверки ими можно даже пожертвовать, перейдя на свежие в сторону от возникшей толкучки. Главное — снимать первым сливки со своих лунок, а «объедками» можно и пожертвовать.

В принципе, можно расчет числа лунок строить и немножко по другой схеме, если серия начинается от малых глубин и там рыба имеется в наличии. Поскольку здесь рыба ловится быстрее всего и всеми спортсменами выбивается в первую очередь, то и уходят рыболовы вглубь по серии именно по мере окончания «работы» мелководья. Пытаться вымучивать на метре единичных рыбок, когда на двух — трех метрах она стайная, обычно бесперспективно. Поэтому я мелководные лунки бросаю после выбивания. Обязательно докармливаю, засыпаю снежком и спокойно ухожу облавливать свежие. Тот, кто захочет по-быстренькому по ним вскоре пробежаться, чаще всего будет терять время, т.к. остатки рыбы — невелики, и чтобы заново скучковаться — нужно значительное время. А вот в случае полной проверки всей серии перед самым финишем — долго стоявшее нетронутым мелководье иногда дает не просо прилов, а финишный рывок. Потому что все уже долавливают остатки, недобитые ранее, а здесь, на малой глубине, долго собиравшаяся рыбешка начинает ловиться «как из пулемета». И десяти — пятнадцати минут такой ловли может хватить для качественного отрыва. И, что также немаловажно, в случае отсутствия повторного подхода рыбы мы тратим минимум времени на подобную проверку малых глубин.

— При выборе данной тактики, помимо всего прочего, стоит еще и трезво оценивать свои физические возможности. Для большинства рыболовов 20 — 30 лунок за рыбалку или 3 часа соревнований — не представляют какой-то проблемы. Но здесь необходимо сделать их не просто за рыбалку или трехчасовой тур, а за первые минуты после начала ловли и весьма желательно — раньше и быстрее остальных. При этом остановка на полпути (10 вместо двух десятков лунок) с намерением остальное сделать чуть позже, может лишить всех плюсов выбранной изначально тактики. Поэтому необходимо и свою физподготовку трезво оценить, и состояние ледобура проверить, и одежду продумать, поскольку стартовый спурт приводит к огромному выделению тепла. Значит, нужно и от его излишков избавиться, и не промокнуть от пота насквозь, и не замерзнуть из-за этого чуть позже.

— Еще одним подводным камнем для некоторых спортсменов является сложность расчета объема прикормки. Тактика по определению приводит к тому, что большая ее часть сбрасывается сразу после старта. В итоге у рыболова в запасе на случай внесения корректив или смены места остается совсем маленький запас. Или не остается вообще. На петербургских соревнованиях, да и не только, наши спортсмены частенько были вынуждены пытаться выжать хоть что-то на стартовой серии лунок, расположенных не там, где стоило, просто потому, что новые лунки кормить уже нечем. Для себя данную проблему я решил просто — из всего объема прикормки и мотыля в первую очередь я еще перед стартом выделяю порцию в отдельную коробку. Она у меня должна остаться нетронутой к моменту окончания стартового кормления. Это и страховка на случай вынужденного места ловли или дополнительного рассверливания, и источник прикармливания работающих лунок в процессе ловли.

Область применения
Тактика «большой дороги» является предпочтительной далеко не во всех условиях ловли. И чтобы не попасть впросак, необходимо четко представлять себе область ее применения, а также наиболее уязвимые места. На основании опыта петербургских спортсменов могу сказать, что такая схема ловли является довольно узкозаточенной окуневой. Максимальные результаты она дает в условиях более-менее равномерного рельефа, на котором рыба ровно «размазана» по большой площади. Например, окунь массово стоит практически по всему береговому свалу, а затем его концентрация несколько снижается с ростом глубины. Или же мы имеем просто ровный плавный уклон вглубь на протяжении довольно обширного участка водоема или вдоль всей зоны соревнований. Или же, наоборот, имеется относительно ровный стол. И чем менее активна рыба в подобных условиях, тем эффективность работы данной тактики выше. Потому что высокая активность подразумевает возможность эффективной ловли почти сразу после сверления и прикармливания лунки, а заодно — и повторного подхода рыбы на ранее обловленные лунки. И в том и в другом случае данная схема может быть вполне приемлема, но теряет часть важных преимуществ и может быть перебита другими схемами ловли.

Благодаря стартовому сверлению большой серии лунок мне удалось дважды победить на «Кубке дружбы». Сначала в Латвии, когда в первый тур рыба была в моей зоне просто наперечет, а во второй тур она была редка, мелка и капризна. А потом — на Можайском водохранилище, когда жребий меня направил в самую «тухлую» зону. Мой ближайший соперник по наводке тренера удачно занял перспективную точку с относительно крупным, но редким окунем, а я просто планомерно собирал по рыбке с лунки с заготовленного большого числа лунок — и сумел перебить гораздо более крупную, но редкую рыбу именно собиранием «с миру по нитке».

В некоторых ситуациях подобная тактика может оказаться на высоте просто потому, что позволяет за короткий стартовый промежуток времени пробить профиль дна неизвестного участка водоема — и благодаря этому получить перед другими преимущество знания. Свою бронзовую медаль чемпионата России 2008 года я могу отнести на счет именно такой схемы ловли в оба тура. Дело в том, что в первом туре я сумел накрыть серией «банку» с глубиной 2,5 — 3 м на фоне 5,5 — 6-метрового стола. И на этой банке держался очень приличный окунь, перебивший практически все береговые уловы. Лишь поймавший с одной береговой лунки на метровой глубине половину улова спортсмен сумел превзойти мой улов. Во второй тур, кстати, получилось примерно то же самое, хотя найденный самым концом серии подъем и был всего-то на полметра — метр. Но на нем оказалось такое количество плотвы, которого хватило, чтобы подняться из середины таблицы на третье место в зоне и третье же в итоговом личном зачете.

Стоит особенно отметить и недостатки тактики большой серии лунок, существенно ограничивающей ее применение. Во-первых, это «пятенная» ловля, когда локальные участки с высокой концентрацией рыбы перемежаются большими пустыми пространствами. В этом случае средний КПД в пересчете на одну усредненную лунку становится очень низок. И, главное, фактор оперативного перемещения и оккупации обнаруженных кем-то участков многократно перекрывает все потенциальные плюсы нашей тактики: опоздаешь подсверлиться — можешь потом хоть 3 часа ходить по кругу.

Примером подобного неправильного применения этой тактики можно назвать Кубок России, проходивший на Можайском водохранилище прямо у базы на затопленных пеньках. Если в первый тур пара моих лунок из всей серии все же зацепила «пятно» с подводными пнями, у которых держалась рыба, то во второй тур ни одна не оказалась рядом, обеспечив полный пролет.

Не стоит сильно рассчитывать на такую тактику и в условиях явно выраженных аномалий рельефа, поскольку они почти всегда сопутствуют аномальным концентрациям рыбы. Кроме того, при ловле активной и многочисленной рыбы стартовое сверление большого числа лунок неоправданно в принципе, т.к. много лунок здесь обычно не требуется, рыба часто подходит повторно на докорм, а значит — новые лунки можно делать по мере возникновения необходимости, не теряя много времени заранее и не давая соперникам повода для халявы.

Итак, краткая характеристика тактики «большой дороги» такова:
схема ловли, заточенная преимущественно на добычу более-менее равномерно распределенного окуня с низкой или средней активность, при средней, малой или сверхмалой концентрации на значительных доступных участках водоема или зоны и при отсутствии жесткого и целенаправленного прессинга со стороны соперников/конкурентов.

Статья опубликована в журнале «Спортивное рыболовство» (www.sfish.ru) в 2012 году.

Оставить комментарий »

You must be logged in to post a comment.