Чемпионат мира 2014 года по мормышке: взгляд из стана сборной России

Алексей Дьяченко 18.04.2014 0

Тема: мормышка

Автор: Алексей Дьченко

Результаты российской команды на чемпионате мира давно всем известны. Кого то они обрадовали, кого то огорчили. И те и другие и правы и не правы одновременно. Все зависит от того, по каким критериям оценивать добытую «бронзу» и насколько хорошо знать все сопутствовавшие выступлению обстоятельства. В этом тексте я хочу рассказать о некоторых важных составляющих нашего выступления, от которых зависело многое в итоговых результатах и о своих мыслях по поводу того, как можно улучшить потенциал команды в будущем, устранив некоторые наши слабые места.

Тактика ловли

Я бы с радостью поделился рассказом о какой то нашей секретной тактике ловли, которой мы придерживались на чемпионате мира, но пара моментов мешает это сделать. Первый это то, что «тактические решения» формально являются неким большим секретом каждой команды, а потому их разглашение является большим-большим грехом. Во всяком случае, так посчитали авторы документа «Статус спортсмена» сборной России, который мы все подписывали, где прямо запрещено разглашать и распространять информацию без согласия федерации рыболовного спорта. Несмотря на то, что после финиша практически вся информация по тактике уже понятна всем соперникам, наблюдавшим за нами и в зоне и из-за зоны. Но главное и, наверное, единственное объяснение ухода от этой темы гораздо проще — рассказывать то почти не о чем, по большому счету. Потому что в каждой зоне в разных местах и на разных отрезках времени ловля была весьма различной и мы, понимая это изначально, просто выработали некие общие принципы стартового поведения. К тому же, они в существенной степени относятся именно к тем конкретным условиям ловли и к тому времени, когда проходило соревнование. Дальнейшие же решения в каждой ситуации спортсмен вместе со своим помощником за бровкой принимал самостоятельно, ориентируясь на происходящее вокруг. И на мой взгляд, такой подход себя полностью оправдал. Исходные же решения были просты, хотя и не всегда абсолютно оправданны:

  • Стартовые лунки стараться делать вдоль края в расчете на подход рыбы извне.
  • Не частить и не сверлить сразу много, чтобы не работать на других, кто пожелает воспользоваться чужим трудом.
  • Активно перемещаться по лункам в поисках наиболее предпочтительной рыбы — плотвы или, если повезет, подлещика.
  • Рабочие лунки, где клюет оптимальная рыба, не бросать, а постоянно раскармливать.

Такие вот очевидные всем и заранее просчитываемые всеми желающими «секреты», которыми кроме нас руководствовались и основные наши конкуренты. В общем, ничего тайного и потому особенно интересного.

Специфика снаряжения

Пожалуй, стоит упомянуть пару моментов, к которым мы пришли по итогам тренировок или тех, которые просто показались удобными. Хотя тоже никаких откровений здесь никто не найдет. Во-первых, нам всем в обязательном порядке понадобились «кошки». Потому что лед был очень скользкий и по нему даже спокойно и уверенно ходить было затруднительно. И особенно потому, что вопреки упорным заверениям наших тренеров, на чемпионате мира вопреки требованиям правил, все-таки разрешили спортсменам передвигаться по зоне бегом. Это было мотивированно отсутствием у судей то ли какой то квалификации и уверенности, позволяющей четко различить бег и быстрый шаг, то ли еще чем то подобным. Главное — результат. На отборах мы в зонах ползали черепахами, чтобы на чемпионате мира не облажаться на автомате, не побежать и не схлопотать карточку, а на чемпионате мира нам сказали: «Бегали! Бегаете! И будете бегать!» А бегать без кошек на гребном канале было попросту невозможно никак. Я на тренировке попробовал — нереально. Ходить и то тяжело, пока во второй половине дня лед немного не раскиснет. В общем, благодаря этому чемпионату, спустя 20 лет соревнований я пришел к выводу о необходимости всегда иметь на всякий пожарный случай кошки. Пригодиться могут раз в несколько лет, но зато потом будешь долго хвалить себя за предусмотрительность.

IMG_2001

Ледобуры

От правильного выбора диаметра ледобура на этом соревновании зависело очень многое. С одной стороны, ситуация в зоне могла сложиться так, что пришлось бы насверлить немало лунок. И сверление новых свежих лунок могло оказаться порой оправданным решением вплоть до последней получасовки. А потому «сверло» нужно такое, с которым можно без устали искать рыбу вплоть до самого финиша два тура подряд. В том числе и потому, что средний размер ерша, окуня, а тем более плотвы позволял очень быстро набрать вес после обнаружения высокой концентрации рыбы. В стандарнтом подходе к ловле на соревнованиях это почти автоматически означает выбор в пользу узкого бура — 90 или 110 мм. Лично я все тренировки пользовался именно «стодесятым». Но именно в ходе тренировок обнаружился один единственный, но очень серьезный подводный камень: крупный подлещик и лещ. В теории мы предполагали возможность неожиданного появления в уловах этой рыбы и потому нужное количество буров 130 мм в команде было припасено. Правда, лично я до последнего надеялся на то, что обойдется — не доводилось мне пока на соревнованиях много сверлиться в поисках рыбы именно широким буром и не было уверенности в том, что это будет делать легко. Из-за подобных опасений я буквально выторговал у тренеров персональное разрешение сделать выданным тонаровским стотридцатым «Торнадо» только две стартовые серии лунок, а затем сменить его на своего привычного стодесятого «шведа» на случай необходимости дальнейшего массированного поиска. К счастью, сверление стартовых лунок меня убедило в возможности сверлиться барнаульским шнеком со старта и до финиша без особенных проблем и «швед» так и остался за ленточкой в запасе. Несмотря на то, что первый тур для меня обошелся без подлещика, такое решение оказалось оправданным. В двух зонах наши умудрились наотрывать и наупускать крупной рыбы столько, что хватило бы для победы в зонах. У соперников тоже вешались какие то жуткие крокодилы, а один спортсмен несмотря ни на какие ухищрения так и не смог достать клюнувшего великана целиком, оторвав в итоге рыбине голову и сдав ее в улове. Ну, а во втором туре, когда я оказался в самой рыбной за два дня лещевой зоне, преимущества широкой лунки сказались, несмотря на отсутствие у меня рыбы, крупнее 450-500 грамм, которая со стодесятой лункой могла доставить проблемы. Лунка от «стотридцатки» позволяла быстрее и с меньшим риском заводить дергающуюся подо льдом рыбу и брать ее рукой без багра. Соответственно, в условиях почти скоростной ловли крупной рыбы, в которых я оказался вынужден нагонять соперников, это весьма помогало.

IMG_2017-1

Арсенал снастей

Несмотря на то, что классный и подготовленный спортсмен по определению должен входить в зону с полным арсеналом всех возможных снастей, в Минске нам понадобились и несколько специфичные комбинации, которые в большинстве условий применяются редко. Совсем мелководные оснастки были не нужны, так как минимальные глубины в зонах начинались примерно от 3 метров, а в зонах второго тура доходили до 5,5 метров. При этом ловившаяся рыба была довольно крупной — окунь и ерш средним весом в районе 20-30 грамм, плотва в разы крупнее, крокодильский подлещик и лещ вплоть до полутора килограмм. При такой рыбе не нужны совсем мелкие крючки в силу их ненадежности и вынужденно медленного вываживания в сочетании с крайне деликатным выниманием изо рта. На практике размер крючка на самых мелких мормышках был № 20-22, а на средних и крупных приманках и крупнее. Остальное в оснастке сильно зависело от предполагаемой обстановки, в которой приходится ловить. Отсюда и три различных комплекта снастей, которые я готовил для себя и посоветовал всем готовить на случай «атомной войны», чтобы потом не пожалеть.

IMG_2039

Комплект №1 — основной

В качестве основной рабочей лески в ловле окуня, ерша и плотвы мы, как скорее всего и остальные команды, выбрали 0,07 и близкие к ней диаметры. На заданных глубинах такой диаметр позволяет испльзовать основной рабочий диапазон мормышек от 2 до 3 мм практически без потерь в скорости опускания. Более крупные размеры приманок хоть и имелись в наличии, но скорее в качестве успокоительного шага — на тренировках они ни разу не понадобились. На случай чуть более капризной ловли или в условиях не очень многочисленной рыбы такой же комплект мормышек висел на леске 0,06 или близких диаметрах. Эти удильники были нацелены скорее на ловлю окуня, так как ерш не так притязателен, а плотва была и посильнее и ловилась стайками-сериями поклевок, когда скорость опускания как раз не важна, ведь проводка делается медленным опусканием мормышки. Само собой, все рабочие оснастки дублировались на нескольких удильниках, чтобы иметь возможность спокойно взять аналогичный удильник после запутывания или обрыва.

IMG_1951

Комплект №2 — деликатный

Этот небольшой по числу удильников комплект я готовил по опыту прошлой ловли на гребном канале Заславля. На прошлогоднем выступлении в белорусском соревновании и январских отборах несколько раз складывалась ситуация, когда применение лески 0,05-0,053 мм с мормышками 1,8-2,0 мм оказывалось эффективнее. В ловле капризного окуня выигрыш появлялся и за счет чуть большей скорости погружения приманки, так как размер рыбы не требовал чересчур деликатного вываживания, и за счет возможности комфортного применения более мелких мормышек. При ловле капризничающей плотвы, особенно в случае ее долова с подвыбитых и запрессованных лунок, именно мелкий размер мормышки давал качественный скачок в числе, скорости и уверенности поклевок. Чуть более аккуратное в сравнении с 0,06 вываживание с лихвой компенсировалось большей продолжительностью активной ловли с одной лунки. Именно такое решение в последние два тура позволило мне неплохо подловить плотву в условиях, когда на чуть более грубую снасть ее ловили явно менее эффективно. Поэтому в отдельном контейнере у меня и лежали на черный день сдублированные удильники с леской 0,053 и мормышками 1,8 мм, 2,0 мм и 2,25 мм. И в первом туре именно благодаря этим снастям я во второй половине тура сумел значительно улучшить результат, ловя поздно подошедшего, наевшегося мотылем и потому капризного окуня мормышкой 2,0 мм с леской 0,053. В сравнении с леской 0,06 разница в скорости опускания получилась очень ощутимая и ловля стала даже напоминать скоростную, насколько ее с такими снастями вообще можно считать скоростной.

IMG_2033-1

Комплект №3 — силовой

Несмотря на то, что белая рыба в канале имела очень приличные размеры и встречалась местами в приличных концентрациях, ее активный клев вовсе не означал возможность использовать стандартные скоростные сочетания из относительно толстой лески и крупных мормышек. На тренировках выяснилось, что активизировавшаяся белая рыба все-таки не настроена глотать относительно крупные мормышки, которые удобно использовать на глубинах от 3 до 5,5 метров, а потому пришлось собирать довольно нестандартные оснастки с толстой леской от 0,08 до 0,1 мм с мормышками от 2 до 2,5 мм. При этом разница в количестве и качестве поклевок подлещика между однотипными приманками 2,25 мм и 2,5 мм была очень велика. Я эту разницу почувствовал во втором туре, когда при проверке закормленных на глубине 5,5 метров лещевых лунках снастью 0,08 с мормышкой 2,5 мм я смог добиться лишь аккуратных касаний. Переход на мормышку 2,25 с такой же леской позволил добиться уверенных характерных лещевых подъемов. Недолгое постукивание по дну, небольшой подъем и остановка — через 5-10-15-20 секунд следует подъем. Понятно, что и с леской 0,07 и тем более 0,06 поклевки были бы не хуже, а опускалась бы мормышка намного быстрее. Но зато ценой этого было бы неоправданно долгое вываживание с риском обрыва. К тому же и распугать долгой возней остальную рыбу тоже можно было. А вот маверовский «Exel57» 0,08 мм позволил мне практически не церемониться с клевавшими рыбами по 200-300 грамм, да и самые крупные весом ближе к 0,5 кг тоже хлопот не составили. На случай же выхода еще более крупной рыбы в контейнере лежали аналогичные снасти с леской 0,09 и 0,1 мм.

Работа с прикормкой

IMG_2047

Одним из ключевых элементов подготовки команды, на мой взгляд, была отработка всех аспектов прикармливания. К сожалению, в силу специфики проведенных отборочных в сборную России, команда не имела четкого представления о работе прикормки на белую рыбу. Отчасти не повезло с погодой и периодом, когда мы отбирались. Отчасти сказались принятые при разбивке зон решения, но большую часть результатов пришлось делать не на плотве, а на окуне с ершом. Потому очень быстро большинство участников отборов отказались от использования «белой» прикормки в пользу чистого мотыля, решив, что главное результат здесь и сейчас. А правильно подобранная на данном водоеме прикормка очень неплохо срабатывала на плотве, в чем я убедился и ранее на соревнованиях и после 4 тура, когда решил после финиша проверить ее рабочие качества рядом с ловившими плотву белорусскими спортсменами. После положительного результата я решил последние два тура обязательно ее использовать и не прогадал. В пятом туре только за счет нее удалось собрать значительный довесок из более десятка плотвиц там, где остальные довольствовались неколькими штучками. При кратно большем среднем весе этой рыбы по сравнению с окунем и ершом выигрыш получился заметным. Во втором туре прикормка также сработала хорошо, хоть в итоге этим воспользовался уже не я, а Егор Акулов, по моей невнимательности сумевший сесть на долго раскармливаемую мной лунку. Но оказалось, что из всей команды только я и имел более-менее проверенную в боевых условиях прикормку. Поэтому чуть ли не главной задачей перед нами на тренировкой был подбор оптимального состава и отработка вариантов его использования. В итоге у нас оказалось аж три равноценных прикормки — к моему рецепту добавился приготовленный Дмитрием Дерябиным состав, а также составленная Сергеем Комаровым смесь. «Комаровская» прикормка значительно отличалась от нашей по характеристикам и была оптимальна для прикармливания с руки россыпью и комками. Наши с Димкой смеси лучше всего себя показывали при использовании кормушек. На последней тренировке даже выяснилось, что кормление с руки нашими прикормками многократно уменьшало эффективность. Кормушка позволяло и кучнее насыпать на дно и создать в нужном горизонте более выраженное облако-столб частиц, и чуть выиграть в скорости кормления на глубине, так как и мотыль и смесь доставляются в результате одного действия. Правда, и минус тоже был. При отсутствии четкой информации по глубине был риск распугать рыбу, опуская кормушку на дно. Тренировки показали, что это дополнительно отсрочивает подход белой рыбы, хотя окунь и ерш ловятся практически как ни в чем не бывало. Слишком же высокое открывание несколько уменьшало общую эффективность прикормки, а появляющееся периодически течение могло и вовсе аннулировать положительный результат кормления при слишком высоком открывании кормушки.

IMG_2018-1

Еще одним важным результатом изучения работы прикормки на канале стал подбор оптимального режима раскармливания рабочих лунок. Дело в том, что регулярный докорм в сравнении с разовым стартовым закормом позволял многократно улучшить результаты, достигаемые на одной лунке. При этом рыбу можно было многократно подтягивать и она, судя по всему, подходила с очень приличных расстояний, скапливаясь в точке прикармливания. Даже в условиях проявлявшегося местами течения докармливать рабочую лунку имело смысл вплоть до использования небольшой кормушки, позволяющей не сильно распугивать уже стоящую рядом рыбу. Вынужденно выжимая всего подошедшего на единственную оставшуюся у меня рабочую лещевую лунку я в течении примерно часа ловил рыбу в том числе и потому, что продолжал даже при наличии течения по чуть-чуть подбрасывать прикормку. Правда, из-за слишком высокой ставки на единственную лунку я не рискнул пугать подлещика кормушкой и выбрал докорм малюсенькими комочками прикормки, которые регулярно бросал в лунку. Да, они немного планировали в разные стороны и потому падали не очень точно под лунку, но с учетом того, что комки регулярно падали и накрывали случайным образом некоторую поверхность, рыба должна была гарантированно вертеться где-то под лункой. Так и получилось. Еще одной важной задачей, которую мы решали при подборе прикормки и ее подачи, было сведение к минимуму или к нулю негативного эффекта белой прикормки на привлечение окуня и ерша. Зачастую, облако растительного корма весьма неблагоприятно сказывается на подходе окуня. В Минске мы смогли этого практически избежать — то ли сказались особенности поведения местной рыбы, то ли мы совершили маленькое чудо и решили давнюю проблему, то ли что-то еще, но окунь на кормленых прикормкой лунках ловился, нисколько не смущаясь и практически сразу. Во всяком случае, полученные наработки мы еще неоднократно будем проверять, обкатывать и доводить до совершенства и в других условиях. Осталось поделиться мыслями о том, чего нашей команде продолжает не хватать.

Отборы, сборы и «тренировочные мероприятия»

IMG_1906-1

Давняя наша проблема: отсутствие четкого разделения на отборочные соревнования, где перед спортсменами ставится одна единственная задача — попасть в заветное число тех, кто поедет выступать за Россию на чемпионате мира. Это очень специфичная задача, которую весьма трудно, если не невозможно полноценно совместить с «тренировочными сборами», где отрабатывают какие то специфичные навыки, приемы, составы прикормок и прочее, прочее, прочее. Опытный спортсмен в условиях жесткой конкуренции никогда не станет рисковать своим результатом, придумывая что-то эдакое вместо проверенного и отработанного годами решения. Любые нововведения подлежат первоначальной проверке и обкатке в «тепличных» условиях, затем тестируются на каких то не самых важных соревнованиях или междусобойчиках и лишь затем уже применяются на каких то ответственных стартах. По уровню ответственности и важности для большинства участников отборочные в сборную даже превосходят чемпионат России, так как только высочайший результат здесь открывает путь на чемпионат мира. Поэтому как бы не называли наши отборы «тренировочными мероприятиями» (ТМ), «учебно-тренировочными сборами» (УТС), они были, есть и будут только отборочными соревнованиями при тех исходных условиях, в которых проходят. И задача на них у участников будет только одна — попасть в заветную шестерку. И уж потом можно будет ломать голову над умением прикармливать свои лунки, подбором прикормки и многим другим. Для того, чтобы заставить спорстменов отказаться от принципа «результат любой ценой» и заставить их пробовать и подбирать что-то новое, экспериментируя над тем, что раньше не делал, нужно хотя бы частично снять бремя ответственности. Это можно сделать только за счет проведения специализированных тренировочных сборов. Можно на них приглашать только сборников, можно всех кандидатов, можно хоть всю Россию, это уже чисто тактический ход, зависящий от сопутствующих задач, которые хотелось бы заодно решить.

Разведка и аналитика

IMG_2026-1

Уже несколько последних чемпионатов мира мне кажется, что на этапе предварительного сбора информации наша команда заметно недорабатывает в сравнении с тем, что могло быть в идеале. Речь идет об отсроченном подготовительном этапе. Места проведения чемпионатов мира обычно известны, как минимум, за год до старта. Понятно, что накануне чемпионата заниматься подготовкой к следующему вряд ли стоит, но вот вскоре после его завершения уже можно и нужно сделать все, чтобы получить в конце зимнего сезона представление о будущих условиях ловли. Это можно было сделать перед украинским чемпионатом, это отчасти было сделано перед казахстанским чемпионатом и это же можно было сделать перед последним чемпионатом в Минске. Увы, самые удобные и доступные в этом плане для изучения условия предстоящего в Белоруссии чемпионата для нас до самого последнего момента были неизвестны — на разведку прошлой зимой туда сборная не поехала, хотя имела очень удобную возможность. На свой страх и риск скаталась команда Санкт-Петербурга, но ее потом не особенно кто-то желал даже просто расспросить об этом. Примерно такая же картина сейчас складывается и с будущим чемпионатов в финском городке Куопио. Снова туда на свое усмотрение решили съездить спортсмены Санкт-Петербурга, а остальные предпочли постоять в стороне. У всех, конечно, есть на то объективные причины, но важен результат подобного подхода — лишь урывочная информация, добытая одним днем ловли, вместо полноценного знакомства с водоемом и сбора огромного массива данных, которые можно было получить. И на основании этого в начале следующей зимы уже осознанно, а не эмпирически выбирать и подбирать место для отборов сборной России.

Забровочники, забровочники и снова забровочники

Эта также традиционная для нас проблема все еще не решена до конца. Правда, кое-какие подвижки в лучшую сторону все же наблюдаются. Происходят они за счет привлечения в качестве забровочников опытных спортсменов, еще недавно выступавших или продолжающих выступать. В этом году очень здорово отработал за ленточкой вынужденно оставшийся в запасе из-за болезни Михаил Воронин. На мой взгляд, очень хороший результат Максима Мозжечкова объясняется в существенной степени помощью его товарища по ярославской сборной. Также, усилил «забровочный полк», как мне кажется, Генадий Серов, еще несколько лет назад выступавший с нами в сборной в качестве спортсмена. Его опыт и понимание ловли безусловно помогли и пригодились в Минске, хотя из-за травмы ноги он и не смог оперативно перемещаться по периметру моей зоны. Зато стоя на краю зоны он навевал ужас на наших соперников, а падавшая на них при приближении тень заставляла в панике вертеть головой и вжимать ее поглубже в плечи.

IMG_2030-1IMG_1969

Тем не менее, команде все еще необходим полный комплект опытных помощников, которые будут работать со спортсменом в каждой зоне персонально, постоянно перемещаться по периметру на протяжении трех часов, хорошо понимая происходящее с точки зрения именно спортсмена. Все-таки старший тренер в силу возложенных на него специфических обязанностей и прав, которыми иногда может понадобиться воспользоваться, не в состоянии полноценно прикрыть персональную зону и должен скорее выполнять координаторско-аналитические функции, лишь в крайнем случае бросаясь грудью на амбразуры.

Отдельные слова благодарности от лица всей команды хотелось бы выразить людям, которые помогли нам в подготовке к чемпионату мира и в участии:

- нашим болельщикам и зрителям

- компании «Новатур», предоставившей удобные комбинезоны

- компании «Тонар», чьими ледобурами мы успешно дырявили минский лед

- фирме «LIOD» за комплекты хорошего термобелья

- фирме «Мавер», обеспечившей спортсменов качественной леской

- ну и персонально Станиславу Радзишевскому, практически лишившему спортсменов возможности тратить собственные деньги на этом соревновании. Даже прикормку пришлось приобретать не за свой, а за казенный счет!

Оставить комментарий »

You must be logged in to post a comment.