Чемпионат мира 2015 года по мормышке. Финляндия, Куопио.

Алексей Дьяченко 22.09.2015 0

Автор: Алексей Дьяченко

Тема: мормышка

Очередной чемпионат мира в последние выходные марта завершился на финской земле красивой победой украинской сборной. Команда хозяев, несмотря на весьма серьезную подготовку и ухищрения, стала лишь второй, а российская команда, вопреки самой серьезной подготовке за всю историю «гостевых» чемпионатов, стала лишь третьей. И у всех этих результатов, несмотря на кажущуюся похожесть и влияние случая, есть свои очень серьезные причины.

Подготовка

Понятно, что с точки зрения подготовки финские спортсмены имели огромную фору перед всеми остальными будущими участниками чемпионата мира, намеченного к проведению в финском городе Куопио на озере Калавеси. Судя по всему, хозяева стали доскональнейшим образом изучать акваторию расположения будущих зон года за 2, а то и за 3 до старта. И как показали итоговые результаты, изучили исчерпывающе, сумев на все сто процентов реализовать преимущество домашнего водоема. Это стало понятно уже тогда, когда группа российских спортсменов, без какого-либо участия множащихся год от года тренеров сборной отправилась на разведку. Единственный человек, кто организовал хоть какую то, пусть и лишь информационно-справочную помощь, был Игорь Чиняков. Он переслал петербургским спортменам полученное от финского рыболовно-охотничего союза приглашение поучаствовать вне зачета в тамошнем соревновании в конце марта 2014 года. Ни один из тренеров ни минуты даже не поколебался, стоит ли ему поехать и посмотреть своими глазами, да пособирать информацию об арене предстоящего чемпионата мира. Так что делегация получилась предсказуемо петербургской на сто процентов — две команды по 3 человека. Из них трое имели потенциальные шансы попасть на отборы в сборную.

IMG_3013-2

И лишь мне и Александру Иванову показалось правильным приехать на разведку с тренировочным днем, а не просто выскочить с утра на два тура подряд в один день и уехать домой. И тем более, не в чудовищно-похмельном состоянии, как некоторые другие «разведчики».

Лично у меня сложилось впечатление, что «русский десант» большей частью приезжал в Финляндию за год до чемпионата для галочки. Чтобы перед другими потом демонстративно рвать тельняшки, «как много мы сделали для сборной» или обозначить прогиб перед оставшимся сидеть на печи тренерским штабом. Это бросалось в глаза и по подходу с подготовкой, исключавшим предварительное обстоятельное знакомство, и по действиям перед стартами и во время ловли, исключавшими проверку каких то альтернативных вариантов ловли, кроме случайно увиденного или случайно обнаруженного. Если бы меня, как стороннего человека, спросили, что делают эти люди и для чего они приехали на соревнование, то мой ответ звучал бы просто и понятно: «Напиться, повеселиться и может быть половить рыбки…» Правда, один из горе-разведчиков, выступавший со мной в одной команде, получил от нас исчерпывающую информацию обо всех результатах нашей тренировки, действиях и выводах по итогам самого соревнования. И его результаты на отборочных в сборную России, проводившихся в дальнейшем прямо на месте будущего чемпионата мира, оказались заметно лучше, чем у тех, кто видел водоем ранее сквозь алкогольные испарения или вообще впервые в жизни познакомился во время отборов. Увы, мне тренеры сборной не предоставили шанса доказать в очередной раз своё мастерство, сделав ставку на более удобных, лояльных и молчаливых. В результате целенаправленной политики и попутной подковерной внутритренерской борьбы состав сборной оказался совершенно новым и самыми опытными в нем оказались люди, однажды или дважды участвовавшие в чемпионатах мира: Сергей Боляхин, Дмитрий Дерябин и Максим Мозжечков. Причем последнего пропихнули в команду вопреки здравому смыслу, оставив более молодого, более перспективного и более результативно выступившего на отборах Егора Акулова за бортом.

Итоги разведки

IMG_3053-2

Само озеро Калавеси вполне предсказуемо оказалось похожим на весьма типичные для Карельского перешейка Ленинградской области озера Вуоксинской системы. По сути, оно является расположенной в Финляндии наиболее значительной части водной системой озер, проток и рек, связанной с Вуоксой. Скальные берега и дно, многочисленные острова и изрезанная береговая линия обусловили крайне неровный рельеф с резкими перепадами глубин, местами проявляющимся и пропадающим течением и приличными глубинами. Это обычно приводит к крайне неравномерному распределению рыбы по акватории. Она чаще всего концентрируется на некоторых и иногда очень ограниченных участках, которые впору называть пятачками или даже точками, и почти полностью отсутствует на обширных площадях. Подобное распределение «здесь густо, а здесь пусто» очень сильно сказывается на активности кормления рыбы. В местах с большой концентрацией она пытается атаковать чуть ли не любых размеров приманку. Уже во время первой тренировки перед самим чемпионатом мира я лично наблюдал в подводную видеокамеру, как несколько раз окуни и плотва пытались хватать объектив, опускаемый на проводе. Но в местах с небольшой концентрацией рыбы ее, порой, приходилось уговаривать. Последний момент у плохо знакомых со спецификой подобных водоемов спортсменов мог создать иллюзию потенциальной необходимости самых тонких снастей, так как это заведомо проигрышная ставка.

Видовой состав потенциальных объектов ловли был хоть и типичный для питерских условий, но со своей спецификой. Дело в том, что состав уловов очень сильно мог измениться всего лишь от того, как точно будущая зона накроет известное организаторам пятно с той или иной рыбой. При определенных условиях победу может принести и ловля окуня, и ловля плотвы и ловля подлещика с лещом. В некоторых условиях мог немного помочь даже не очень массовый некрупный ерш, если пятен другой рыбы не окажется. Но так как скопления практически всех видов рыб так или иначе были жестко и явно привязаны к особенностям рельефа, то было очевидно, что именно на знании этих пятачков финские спортсмены и планируют строить свой путь к победе. Собственно, это явно следовало из результатов победителей прошедшего в 2014 году соревнования — они почти сразу садились на рыбу и таскали ее со старта и до финиша, что очень трудно назвать случайностью.

Прикармливание на соревнованиях всегда вынуждает спортсменов искать ответы на целый массив вопросов: чем, где, когда, как и кого прикармливать можно и нужно, а кого и как ни в коем случае нельзя. По итогам разведки часть вопросов, по ощущениям, оказались разъяснены, но в любом случае требовали обязательного повторного изучения, проверки и перепроверки, так как в таком деле ошибка стоит чудовищно много. Предварительное же впечатление было просто до безобразия. Главное в составе прикормки было… попасть рыбе по голове! То есть, если вы нашли рыбу, то состав прикормки уже не так критичен — она так или иначе реагирует на все и в широком диапазоне режимов использования. Но выявились и важные нюансы, знание и использование которых вполне могли существенно скорректировать размер улова.

Например, на фоне весьма демократичного отношения плотвы к составу белой прикормки подлещик, похоже, все-таки отдавал предпочтение лункам с чистым мотылем. Кроме того, подлещик, несмотря на репутацию крайне пугливой рыбы, весьма спокойно относился к докармливанию рабочих лунок кормушкой в придонном горизонте и при правильно подобранном размере кормушки почти не пугался. Плотва хоть и собиралась как на мотыля, так и на белую прикормку, все же явно быстрее и плотнее кучковалась именно на лунках с присутствием взвеси многокомпонентных смесей. И что особенно немаловажно, оттащить рыбу с рабочей лунки, с которой активно ловят, ан нерабочую пустую лунку прикармливанием почти любой интенсивности было практически невозможно. При этом сделанная в действительно правильном месте лунка могла спокойно работать на протяжении всего этапа соревнования. Просто потому, что подо льдом можно было найти участки, буквально нашпигованные рыбой во всех слоях воды. А значит с помощью стартового прикармливания и дальнейшего докорма рыболов мог в таком случае решить для себя проблему поиска и перемещения по зоне чуть ли не раз и навсегда.

В целом же всё ожидаемо говорило о том, что главными объектами интереса участников чемпионата мира будут фины и плотва, плотва и фины.

Тренировки

Несмотря на все старания тренерского штаба сборной России и злорадные повизгивания некоторых доброжелателей, на чемпионат мира я все-таки попал. Правда, на этот раз не со сборной России, а с белорусскими ребятами, посчитавшими, что я смогу принести их команде пользу своими знаниями, опытом и силами. Само собой, я поделился всеми полученными лично мною знаниями со своей новой командой и старался быть не просто статистом, чем вызвал очередную волну недовольного шушуканья, повизгивания и подначивания со стороны злейших друзей, в том числе и беспощадно сражавшихся вместо тренировки в Куопио в 2014 году с Зеленым Змием.

А тем временем белорусская сборная планомерно и обстоятельно готовилась к выступлению. Мы приехали на водоем за неделю до первого старта чемпионата мира с полным арсеналом снастей и прикормок, могущих пригодиться на месте. Проживать решили в стороне от выбранного организаторами отеля и посторонних посетителей в двух отдельных коттеджах.

С первого же выхода на лед лично для меня было важно подтвердить или опровергнуть те выводы, подозрения или даже просто предположения и ощущения особенностей здешней рыбалки, которые я привез из посещения Куопио за год до этого. После начала ловли у меня очень быстро появилось ощущение давнего знакомства с водоемом, хотя мы и вышли в совершенно неизвестном месте. Рыба все так же активна там, где она есть, и все так же обширны пространства, на которых рыбы практически нет. Все тот же разнокалиберный окунек редкими очагами и все те же не менее редкие пятаки, нашпигованные под завязку плотвой. Которая, к слову, здесь очень своеобразная и красивая — длинная и брусковатая, как елец, но с ярким темноватым окрасом, как в некоторых лесных озерах с торфяной водой.

Уже после промежуточного «перекура», спустя 3 часа, ловли возникло чувство, что и окунь и плотва четко придерживается очень типовых и характерных участков дна и именно на них образуют плотные скопления. Это практически всегда оказывался вплотную прилегающий к глубоководному свалу участок дна с начинающимся перегибом в глубоководный скат. Причем почти всегда даже на средней и тем более на глубинной его части рыбы либо совсем, либо почти не было в то время, как чуть выше от нее было не отбиться ничем. Именно на таком пятне в воскресную тренировку мы наблюдали окуня и плотву, пытавшихся попробовать на зуб объектив подводной видеокамеры. А на заднем плане при этом почти по всей толще перемещались силуэты десятков их собратьев, мгновенно реагирующих на тонущие частицы прикормки.

IMG_3003-2

Вторая половина тренировки имела целью не столько сбор массива разносторонней информации, сколько приведение спортсменов в определенный спортивный тонус и получение ответа на вопрос: сколько и как можно поймать прямо на пятне рыбы. Для этого прямо на найденном только что пятне плотвы была размечена небольшая соревновательная зона, в которой под наблюдением тренеров семь спортсменов должны были отловиться 2,5 часа на максимальный результат. Я с удовольствием тоже поучаствовал в этом междусобойчике.

Зона хоть и была тесной, но количество рыбы предполагалось таким, что одной-двух лунок могло хватить на весь тур, нужно было лишь правильно их расположить. Выбирать место старта пришлось наугад, так как в отличие от нескольких соперников я даже близко не подходил на тренировке к этому месту. Учитывая это со старта пришлось подстраховаться и просверлить не один участок льда на 2-3 лунки, как остальные, а пару таких пятачков — с двух разных краев от лунок остальных соперников, снизив тем самым вероятность ошибки выбора места вдвое. Но тем самым во столько же выросла стартовая потеря времени, что немаловажно при скоростной ловле, где в счет идет каждая пойманная рыба, а влияет каждая выигранная или проигранная минута. Но мои потери стартовых минут на этом не закончились и оправдать это могло только отсутствие необходимости выходить на само соревнование — после лунок пришлось разложить прикормку-насадку по коробкам, рассовать все это по карманам и нацепить обвес со снастями и канистрой для рыбы на пояс. Лишь после этого можно было отчаянно кидаться в погоню за уже ушедшими в отрыв ребятами. Первая же лунка обнадежила — плотва начала ловиться сразу и так, что я даже вскоре перешел с лески 0,07 и мормышки 3 мм на леску 0,09 с мормышкой 3,5 мм. В бой пошла бы и более крупная, но по вышеописанной причине подготовительной расслабленности более ломовая снасть в собранном состоянии в этот день в моем арсенале отсутствовала. По ощущениям, до четырехмилиметровой капли укрупняться можно было смело, а возможно и до более крупной мормыхи. Вторым важным фактором, явно определявшим скорость ловли, являлся правильный выбор насадки. В нашем распоряжении был значительный выбор: крупный мотыль, речной мотыль, мелкий (и очень нежный) опарыш. У ребят также был относительно крупный и толстокожий опарыш, которого я поначалу раздобыть у них поленился. Но помучившись с мелким и быстро измочаливаемым рыбой опарышем, понял безвыходность ситуации — нужны были личинки, которые можно насадить чулком или получулком и получить при этом пищевой комочек заметных размеров. В идеале, на оставшийся свободным загиб стоило нацепить второго, а то и третьего такого же, тогда поклевки становились увереннее, а смены насадки реже. Поэтому вскоре пришлось снова оторваться от ловли и отправиться с челобитной к Алексею Воличенко вымаливать у него правильных опарышей, которыми он предусмотрительно запасся. Лишь после получилось разогнать скорость ловли до максимально возможной в данных конкретных обстоятельствах.

IMG_3010-2

Несмотря на кажущуюся простоту, скоростная ловля в таких условиях является проверкой не только отточенности навыков работы рук, но и тестом на внимательность и готовностью к непрерывному анализу мелочей. Дело в том, что даже при относительно однородной рыбьей группировке в толще воды особи разных размеров распределяются не совсем равномерно. Почти всегда ближе ко дну держатся более крупные, а ближе ко льду более мелкие представители одного и того же вида. На относительно больших глубинах, на которых мы ловили, это дает очень серьезный разброс результатов в зависимости от принятого спортсменом тактического решения и его исполнения.

Вариант первый — «погоня за штуками». Такое решение часто принимают, не замечая разницу в среднем размере клюющей в разных горизонтах рыбы. В этом случае рыболов старается прикормкой поднять рыбу как можно выше ото дна и подмотав максимально леску ловить с самым коротким спуском. Например, в условиях междусобойчика некоторые ребята на глубине 5-6 метров поднимали плотву до горизонта в 2-3 метра ото льда. Но решено было ловить именно в реальных условиях — на максимальный вес, а не на довольно условные штуки.

Вариант второй — «погоня за крупняком». Трофейный подход сам по себе в соревновательных условиях в чистом виде не часто выручает на скоростной ловле, но при значительном разбросе размера рыбы в стае может дать очень приличный выигрыш. В нашем случае плотва не была совсем уж шаблонной, но и гоняться за трофейными штуками смысла не было. Поэтому пришлось набирать вес, используя самый сложный в таких случаях вариант — промежуточный. При нем спортсмен должен ориентироваться сразу на два показателя эффективности ловли: частоту поимок и средний вес рыбы. При перемножении этих двух величин как раз и получается наиболее объективный показатель — скорость увеличения веса улова. Проблема только в том, что средний вес рыбы рыболов вынужден определять на глаз и его изменения от рыбы к рыбе со временем замыливают глаз до уровня ощущений. Потому что высчитать математически, что дает больший прирост или большую потерю веса, выигрыш нескольких секунд от опускания мормышки на меньшую глубину или проигрыш на каждой рыбке по 1-2 грамма в среднем, в полевых условиях очень затруднительно. Потому именно на ощущения в итоге частенько и приходится полагаться, принимая решение о смене горизонта ловли.

Я же изначально брал в расчет эту особенность, поэтому начал ловить с самого дна и не спешил подматывать сильно леску, поднимая приманку совсем высоко. Критерием правильности выбора горизонта ловли я избрал отсутствие поимок явно более мелких плотвичек при наличии регулярных поклевок более крупных рыбок. Появление одних и долгое отсутствие других служило сигналом к увеличению спуска. Таким образом подбирался оптимальный диапазон величин спуска, а дальше внимательность должна переключаться на подбор и выдерживание оптимального режима прикармливания, малейший сбой которого может привести к кратковременному или долгому сбою в скорости ловли из-за перемещения оптимального слоя рыбы по вертикали как вверх, так и вниз. Понадобится время на повторный поиск, за которое соперники могут поймать на несколько штук больше. Именно этими мыслями я был озадачен в процессе нашего соревнования. Междусобойчик мне удалось выиграть, выжав максимум возможного — 263 штуки весом 8300г. Второй вес оказался очень близок — Алексей Воличенко добыл около 7800г. Другие ребята тоже не сильно отстали, что меня очень обнадежило, так как это свидетельствовало о весьма хорошей технической выучке товарищей по команде. Визуальные впечатления от их «работы руками» тоже вселили оптимизм — откровенной криворукости, «задумчивости» и «паразитических» явно лишних движений, которыми грешат многие спортсмены в других сборных и даже в сборной России, как мне показалось, ни у кого не наблюдалось. Разве что чрезмерная любовь к совсем уж тонким снастям, которая обусловлена спецификой белорусских водоемов. Впрочем, ее мы скорректировали в это же вечер.

На следующий день два трехчасовых интервала мы утюжили расположенный вдали от берега участок озера со средними и большими глубинами. Здесь мы уже разделились на несколько групп, чтобы понять рыбьи предпочтения в прикормке и прикармливании. Я работал с чистым мотылем, так как был уверен в том, что существенное добавление белой прикормки избирательно привлекает плотву, но и так же прицельно отсеивает заметную часть окуня, а в условиях относительно небольшого количества рыбы это было неприемлемо. Что характерно, относительно небольшое число работающих лунок с лихвой компенсировалось непрекращающимися поклевками.

IMG_2987-2

Итог первой трехчасовки — 90 окуней весом полтора килограмма и отрыв от второго результата в полтора раза при очень мелкой рыбе у меня и наличии крупных редких рыб у других, а такое соотношение результатов практически не оставляет сомнений в выборе. Что характерно, окунь, как и плотва, держался на начальном участке перегиба ровного дна в свал на большую глубину. Вторая трехчасовка у нас прошла на участке с большим диапазоном глубин, чем с утра. Здесь крупной рыбы оказалось мало, а вот окуня и плотвички явно побольше. И снова рыбешки держались самой границы относительно плавного понижения и резкого свала. На этот раз среди окуней у меня относительно часто проскакивали плотвички, да и матросики были хоть и некрупные, но многочисленные и активные, подолгу клюющие с одной лунки. Итог — 120 штук и 2 кг опять с явным отрывом остальных.

IMG_3048-2

Следующий день мы решили посмотреть второй залив, где разметили зоны одного из этапов, и по возможности попробовать нагнать страху на местного подлещика. Для этого с утра мы выбрали участок около тростникового островка, рядом с которым мы год назад перед финским первенством вполне приемлемо половили некрупного подлещика на больших глубинах. Теперь мы уже имея предварительную информацию и опыт общения с окунем и плотвой более целенаправленно уходили с малых глубин, где было довольно много мелкого окунька, на большие, где предполагали обнаружить хоть какие то признаки «фанеры». И снова мы разделились на группировки по признаку состава применяемой прикормки. Я со своим «мотыльным» вкусом был уверен в работоспособности лунок, которые нужно расположить на лещевом горизонте оптимальным образом. И уже первая проверка глубинной части своей серии лунок подтвердила мои предположения — на глубине около 7 метров первая же поклевка превратилась в «шевелящийся кирпич» на леске 0,07 мм. В этом сезоне это была первая моя рыба крупнее 150 грамм и потому вываживать пришлось очень осторожно. Осторожность оказалась вознаграждена почти килограммовой «фанерой».

IMG_3037-2

Следом за ней попались еще три рыбки примерно по 200 грамм. Более глубинные лунки в первый проход не сработали. Зато буквально через 30-40 минут сработала следующая по склону лунка на несколько большей глубине. Первые поклевки стандартных подлещиков грамм по 200 следовали высоко над дном при очень активном качании мормышки, но каждая следующая следовала быстрее и ниже предыдущей, а вскоре все поклевки следовали у самого дна в момент постукивания или отрыва от его поверхности.

IMG_3056-2

Попалась еще одна приличная рыбка примерно на полкило. Всего же к концу трехчасовки случилось почти 20 поклевок, из которых я с непривычки нереализовал 5 сходов, так как подсекал по-окуневому рано. Тем не менее, улов снова получился наибольший из всех — весом в районе 4-5 кг. Остальные ребята половили подлещика тоже успешно, завалив одного кабана аж на полтора кг. Сравнение результатов подтвердило прошлогоднее впечатление о любви подлещика к чистому мотылю и терпимости его к докармливанию некрупной кормушкой.

IMG_3045-2

Вечернюю половину мы пошли знакомиться с частью залива, приближенной к тростниковой части берега, в районе которой располагались некоторые зоны. Здесь мы еще раз вспомнили, как обманчиво-рыбное озеро резко может стать безрыбным и наоборот — в зависимости от того, как удачно ты просверлишь лунки. Первые серии по полтора-два десятка лунок у нас оказались пусты — они попали на участок с очень плавным понижением, а потом подъемом в районе 2-3,5 метров. Но один из нас оказался на краешке резкого свала в глубину и это сразу же дало результат — у него единственного рыба проявила себя. Подтянувшись сюда мы мигом выяснили причину рыбности — свал вглубь кишел окунем и проскакивающей регулярно плотвой. При этом как только мы перешли с кормления чистым мотылем на хотя бы периодический подброс белой прикормки, число проскакивающих плотвиц выросло в разы, заметно увеличивая средний вес добычи и скорость увеличения улова. Поэтому вскоре мы все с чистого мотыля перешли на пыление белой прикормкой, состав которой был почти неважен. Заканчивали ловить уже почти чисто плотву досрочно, так как особенного смысла досиживать последние минуты, губя финское поголовье плотвы, практически не было.

IMG_3074-1

Официальные три тренировки прошли буднично и в решении практически единственной задачи — исследования периметра зон, размеченных в двух разных заливах озера. При этом финские организаторы попытались схитрить и внести свою лепту в арсенал способов дополнительно обмануть приезжие команды. На предшествовавшем официальным тренировкам совещании было озвучено предложение запретить спортсменам тренироваться ближе сотни метров от нейтралки вокруг зон. Впрочем, данное ноу-хау было подвергнуто всеобщей обструкции и под гиканье и улюлюканье отметено представителями команд.

Следующая монетка в копилку непорядочных поступков была брошена уже российской командой. Тренер команды Сергей Казанцев в присутствии других ее представителей, свидетелей и официального представителя ФИПС (он, правда, является бессменным теневым членом всех российских делегаций) Игоря Чинякова совершил проступок, который по международным правилам наказывается дисквалификацией, и за который годом ранее уже наказали тренера болгарской команды. Но применительно к данному случаю факт нарушения правил демонстративно объяснили какой то откровенной несуразицей и вообще никаких санкций к нарушителям не применили. По официально озвученной версии, Сергей Казанцев утопил в лунке свой глубиномер, когда слишком энергично бежал по льду и неожиданно подскользнулся. Глубиномер был столь дорог тренеру и всей команде, что они мгновенно собрали целую бригаду с чисто случайно оказавшейся под рукой видеокамерой для подводной съемки. По правилам, правда, использование на официальных тренировках и соревнованиях подобных устройств запрещено и потому не имело никакого смысла даже просто брать камеру с собой на лед. Но именно в этот раз совершенно случайно она оказалась под рукой и позволила всей российской сборной попытаться хотя бы печально взглянуть в последний раз на трагически покинувший Сергея Казанцева любимый глубиномер. Впоследствии была сочинена легенда, что для проведения траурного мероприятия на место был приглашен представитель ФИПС и все делалось с разрешения организаторов, а об увиденном якобы были письменно проинформированы другие участники соревнований. Только между делом забыли, что никакой даже представитель ФИПС, включая Игоря Чинякова, или организаторы не имеют никакого официального права нарушать утвержденные Конгрессом ФИПС правила, равно как и разрешать нарушать эти правила третьим лицам. Что немаловажно, сначала на льду «по чистому совпадению» у одного из российских тренеров с собой оказалась подводная видеокамера, использование которой в этот момент безоговорочно запрещено, а потом «по чистому совпадению» складывается явно абсурдная ситуация, в которой эту видеокамеру пытаются использовать к собственной выгоде с не лезущими ни в какие разумные рамки объяснениями.

Причем, после сходных по сути действий организаторов в ЮАР по этому поводу даже было отдельно принятое решение-разъяснение. Но несмотря на нагромождение абсурда, явно умышленное нарушение осталось абсолютно безнаказанным. Еще одно происшествие также вызвало у ряда участников непонимание — украинские спортсмены после окончания официальной тренировки уже самостоятельно выходили тренироваться на лед в другой части водоема. Увидев в интернете видео данного то ли поступка, то ли проступка одного из главных конкурентов некоторые представители россии повели себя как маленькие детишки, кивающие на других: «А чего это им можно…, их никто не наказывает, а нас…» Тем более, что действия украинцев совсем не так однозначны, как российский проступок. Потому что не прописан четко в правилах. Тем не менее, оба события совершенно точно имеют весьма неприглядный вид вне зависимости от предусмотренных за них санкций. И оба демонстрируют очень неуважительное по отношению к соперникам поведение: «Что хотим, то и воротим!»

Выступление

Еще до старта фавориты соревнования были вполне предсказуемы. Фины на правах хозяев, сделавших все для своей победы, просто обязаны были побороться за первое место. Главным ее конкурентом должна была стать сборная России, так как собранная на отборах практически в зонах будущего чемпионата мира информация была практически бесценной и мало кому доступной. Оставалось только надеяться, что знания и мастерство спортсменов сумеют перебороть традиционный острый дефицит большинства аспектов тренерской работы в команде. Украинцы, как самая организованная и, на мой взгляд, самая успешно выстроенная команда, несмотря на ряд недостатков, должны были обязательно вмешаться в борьбу за победу.

IMG_3064-2

Латвийцы также имели все шансы поучаствовать в «золотой лихорадке», хотя и с немного меньшей вероятностью. Литовцев и поляков тоже не стоило сбрасывать со счетов. Равно как и белорусскую команду, высокий уровень которой по-настоящему я оценил, поварившись внутри этого коллектива. Нам, пожалуй, немного не хватало разве что разностороннего опыта вообще и опыта ловли в таких непривычных ребятам водоемах в частности. Остальное же позволяет уже сейчас дать бой топовой команде.

IMG_3081-1

Однако, первый тур у нас явно не задался. Как и предполагалось, фины очень тщательно готовили зоны, внутри которых обнаруживалось чуть ли не одно единственное пятно или пятнышко с рыбой, на котором финский спортсмен оказывался раньше всех или одновременно с теми, кто крепко садился ему на хвост. Но не везде площадь рыбного участка была большой и потому обступавшие со всех сторон фина соперники оказывались тоже на рыбе. В этом случае результат зависел, как и в игре в лотерею, от случая — с удачной стороны ты выбрал место или тебе не повезло. Если тебе повезло, то даже без навыков скоростной ловли и серьезной выучки ты мог оказаться среди лидеров. Но если не повезло, тушите свет — никакая техника, никакая мобильность могли уже не спасти. Следствием подобного вклада случайности всегда является заметная доля улетов почти во всех командах вне зависимости от мастерства. Так и получилось в итоге — улеты за два тура были у всех, включая даже хозяев водоема. Например, во втором туре в зоне А я наблюдал, как правильно сделавший лунки на старте фин недождался подхода рыбы и забросил свое стартовое место, убежав в другую часть зоны. А победу ковали именно в покинутом им углу.

Успешнее всех выступили украинцы, в очередной раз доказав нехитрую и хорошо известную с давних пор истину — порядок бьет класс. Со стороны были хорошо видны очень серьезные изъяны в технике ряда спортсменов Незалежной, но мышление в зоне, подготовка и слаженная работа помощников с лихвой компенсируют это.

IMG_3104-1

Фины выжав до капли все выгоды от своего водоема все же удержали серебро.

IMG_3102-1

А вот российская команда, несмотря на превосходство в технике почти над всеми, стала лишь третьей.

IMG_3099-1

И именно благодаря «работе» тренеров, на мой взгляд, команда недобрала те самые баллы, которые превратили потенциальное золото в реальную бронзу чемпионата мира. Произошло это уже не в первый раз и снова вряд ли приведет к каким то существенным изменениям. Разве что тренерский штаб будет еще сильнее раздуваться, еще более размывая ответственность за происходящее.

Сборная Республики Беларусь, несмотря на провальный первый тур, смогла во второй день огрызнуться и показать свой потенциал, поднявшись до пятого места в очень непривычных для себя условиях ловли.

IMG_3112-1

И само собой, следует отметить золотой дебют в личном зачете россиянина Ивана Евдокимова.

Текст опубликован с изменениями относительно опубликованного в журнале «Спортивное рыболовство».

Оставить комментарий »

You must be logged in to post a comment.