Эксперты по мормышке нарекомендовали изменить правила — «гора тужится родить мышь»

Алексей Дьяченко 06.04.2017 1

На сайте Федерации рыболовного спорта России появилось весьма интересное сообщение о признаках деятельности некоей группы экспертов в рыболовном спорте. По итогам прошедшего заседания «экспертной группы по ловле на мормышку со льда» Правлению ФРСР направлен ряд предложений. Правда, из текста официального сообщения не совсем понятно, кому именно, для чего зачем эти предложения делаются. Для начала цитата первоисточника, а потом уже займемся интерпретациями происходящего, версиями, анализом и прогнозом последствий и выявлением возможных скрытых от глаз большинства причино-следственных связей.

гора родила мышь

Цитата с сайта ФРСР:

Итоги первого заседания Экспертной группы по ловле на мормышку со льда

Сопоставив положения Правил, регламенты, методические рекомендации и сложившуюся практику организации тренировочного процесса и проведения международных соревнований по ловле рыбы на мормышку со льда, спонсорское сопровождение Чемпионатов мира последних лет и учитывая устойчивую тенденцию к развитию современного электронно-технического оснащения в основных направлениях любительского и спортивного рыболовства, Экспертная Группа вносит на рассмотрение Правления ФРСР следующие предложения:

1. Увеличить до 3 человек количество официальных тренеров.
2. Увеличить до 10 человек состав официальных спортивных делегаций (1 представитель, 3 тренера, 6 спортсменов).
3. Присвоить запасному спортсмену на время проведения тура соревнований статус тренера, с допуском его в нейтральную полосу.
4. Не отменяя возможность общения со спортсменом у края зоны с разрешения судьи, разрешить тренеру подачи советов голосом, без уведомления судьи, не создавая помех другим участникам соревнований.
5. Разрешить использование спортсменами, тренерами и представителями электронных средств связи всех типов, в том числе и скрытого ношения (гарнитура).
6. Разрешить применение во время проведения тренировок и туров соревнований не погружаемых в воду электронных средств промера глубин, навигации и ориентирования всех типов.
7. Разрешить применение электронных средств поиска и обнаружения рыбы всех типов, в дни тренировок, исключив возможность их применения во время проведения туров для всех членов спортивных делегаций, судей и иных лиц, имеющих допуск в нейтральную полосу.
8. Обязать организаторов международных соревнований предоставлять участникам подробную карту глубин в зонах ловли, обеспечить проход для контрольного промера глубин по нейтральным полосам между зонами ловли; ловля рыбы при промере глубин запрещается.
9. Установить норму для насадки и прикормки животного происхождения — 1 литр, вне зависимости от видовой принадлежности, величин, форм и размеров, исключив из Правил разделение на насадку и прикормку.
10. Установить расстояние от лунки до флажка — не более 50 см.
Конец цитаты

Теперь давайте разбираться с фактами и предположениями, откуда здесь растут ноги и в чьих интересах это все делается. Правда, для начала ехидный комментарий по поводу формулировок итогов прошедшего заседания:
С каких пор вопросы «разрешения спортсменам и тренерам» делать или не делать что-то на международных соревнованиях решаются обращением к правлению Федерации рыболовного спорта России?! Конечно, в свете того, как лихо один из ее представителей, числящийся нынче зиц-главным тренером сборной России Игорь Чиняков, на чемпионатах мира умудряется не замечать грубейшие и умышленные нарушения правил командой под его руководством с полнейшей безнаказанностью, можно предположить, что челобитную теперь все подают не в ФИПС, а именно ему — Игорю Константиновичу Чинякову, сидящему в том самом правлении ФРСР. Но хотя бы формальную видимость приличия в этом случае надо соблюдать. Или точнее формулировать мысли: Просим Царя-батюшку заступиться за нас и отстоять/добиться чего то там в ФИПСе по нашей просьбе…

Анализ с подоплекой:

пункты 1-2: «1. Увеличить до 3 человек количество официальных тренеров. 2. Увеличить до 10 человек состав официальных спортивных делегаций (1 представитель, 3 тренера, 6 спортсменов). 3. Присвоить запасному спортсмену на время проведения тура соревнований статус тренера, с допуском его в нейтральную полосу».

Для чего нужен статус оф.тренера команды на соревнованиях? По большому счету, для того, чтобы в процессе помощи спортсмену во время этапа помощнику можно было бы находиться не за границей нейтралки зоны, а у самой ленточки зоны. Это сокращает дистанцию наблюдения (за своим и чужими спортсменами) и общения на несколько метров. И дополнительно позволяет персональному помощнику отделиться от массы зрителей, болельщиков и чужих наблюдателей лишними метрами нейтралки, что иногда может помочь скрытно сообщить некую важную информацию — шепотом почти на ухо. Просто наблюдать и сообщать информацию спортсменам из-за границы нейтралки может любой даже совершенно посторонний человек. Это объективное преимущество официального тренерского статуса с точки зрения интересов команды во время самих этапов соревнования. Больше нет никаких.

Зато есть вполне себе шкурные интересы отдельных людей, мечтающих о лаврах «Великого тренера». На сегодня состав официальной делегации ограничен всего двумя «официальными тренерами» и еще одним «руководителем», которого при должной сноровке и изворотливости тоже можно попытаться притянуть при желании красиво отчитаться к «творцам успеха команды» с последующим награждением и премированием всякими официальными званиями, титулами и прочими коврижками. В российской реальности это естественно старший тренер (в 2016-2017 году Сергей Казанцев), являющийся реальным или формальным ответственным за все вопросы подготовки и выступления команды. Остается еще лишь одно место. А вот тут недавно произошло малоосознанное большинством спортсменов, на мой взгляд, весьма показательное и знаковое событие — главным тренером по всем дисциплинам рыболовного спорта каким то непостижимым образом сделан человек, этим спортом не занимавшийся и тренерскую работу в этой области не осуществлявший — Игорь Чиняков. Да, он многие годы работал в РОРСе, потом и в РОРСе и ФРСР, а теперь вроде как только в ФРСР — что-то оформлял, что-то улаживал, но к тренерской деятельности это не имело и не имеет никакого отношения.
«Да, представь себе, Администратор теперь принц, и силен, как бес. Деньги, брат. Он до того разбогател, что просто страх. Что хочет, то и делает. Волшебник не волшебник, а вроде того…» (С)
И все! При таком раскладе все остальные добровольные и разные помощники оказываются за бортом благодаря тому, что сборной России в угоду тяги к титулам и дающимися на их основе мелким благам на шею посажен совершенно бесполезный в спортивном плане зиц-главный тренер. Все остальные представители так называемого «тренерского совета» и добровольные помощники из числа действующих и гораздо более квалифицированных, нежели большая часть тренерского совета, спортсменов оказываются автоматически за бортом — за нейтралкой, откуда и вынуждены во всеуслышанье передавать информацию спортсменам. Притом, вклад этих людей в результат команды, практически всегда выше, чем «официальных боссов» и по объективным и по сложившимся исторически обстоятельствам. Самый яркий пример, на мой взгляд, это вклад Михаила Воронина, бывшего на чемпионате мира 2014 года в Минске запасным спортсменом и водившим оба тура своего сокомандника по Ярославской сборной Максима Мозжечкова. С другой стороны, многие спортсмены сборной России смогут привести примеры, когда именно бездеятельность и/или некомпетентность наших «официальных» и «самых главных» тренеров приводила к проигрышам в конкретных зонах во время этапа и в целом на чемпионате мира. Объяснения были просты и всегда незамысловаты, в стиле: ну, не увидел я! Понятно, что те, кто держатся за официальные посты и титулы, дающие в их глазах существенные бонусы и привелегии, обязательно хотят иметь на соревнованиях «официальный статус». Вопрос: «Тебе шашечки или ехать?» — вообще не поднимается. Предложение по приравниванию запасного спортсмена к оф.тренеру в ряде важных для управления спортсменами во время тура функций, вполне логичен и понятен. Этот человек, по идее, по итогам тренировочного процесса на месте чемпионата гораздо лучше официальных и неофициальных тренеров представляет, что в зоне надо делать, какую информацию важно получить и передать спортсмену, за чем следить и о чем своевременно напомнить или предупредить. У него есть возможность смотреть на происходящее и глазами спортсмена и глазами тренера. В российских правилах, кстати, есть пункт, наделяющий запасного спортсмена команды правами тренера. Правда, только в случае отсутствия настоящего тренера. Но стоит помнить, что наделение запасного тренерскими полномочиями реально дает ему лишь все тот же выигрыш в несколько метров для более удобного наблюдения и скрытного общения со спортсменами.

Почему о правах запасных и увеличении числа официального тренерского состава делегации вспомнили сейчас? Могу предположить поводы и причины.
Да потому что тот же запасной сборной России в первом туре спокойно нарушал правила, находясь в нейтралке, в то время, как от остальных команд в нейтралке были только допущенные лица. И когда нарушение выявили и предъявили, тот самый зиц-главный тренер сборной России наизнанку выворачивался, подтягивая это нарушение хоть под какое то обоснование, чтобы не получить персональное предупреждение спортсмену. Тогда остальные команды плюнули и махнули рукой на непорядочное поведение представителя команды-нарушительницы. А теперь мы видим, как эксперты рекомендуют тем самым людям, которые на ЧМ твердили, что запасной может ходить по нейтралке во время тура, что надо предложить разрешить это делать запасному. И еще повышает градус абсурдности предложения то, что значительная часть экспертов-рекомендаторов участвовала в ЧМ, прекрасно знало о допущенном нарушении и сомнительно-бесстыдных отмазках от него. Но прозрели уже много позже.
Еще одна возможная причина в том, что при перемещении за нейтральной полосой при контроле периметра зоны зачастую приходится наматывать многие лишние километры в сравнении с перемещением внутри нейтральных полос, куда общий доступ закрыт. И так то приходится бегать, а бегать 3 часа на в разы большие дистанции не все могут и еще меньшее число людей хочет. Тренерский совет сборной России составлен «аксакалами в возрасте», многие из которых включены в узкий круг не по признаку профессионализма, а за личную преданность, лояльность или по сиюминутным мотивам. Понятно, что бегать им тяжело и неохота, но не бегать совсем тоже нельзя — соперники уже не дышут в спину сборной России, а сами подставляют свою спину, чтобы ощутить дыхание отстающих. Яркий пример в этом плане — команда Украины: на какого помощника-забровочника не взглянешь на чемпионате мира, все какие то молодые или средних лет ребята и дядьки, способных в любой момент по малейшей необходимости выдать хороший спринтерский рывок. Они ради результата команды бегают, как ужаленные, а наши частенько «ползают» или просто наблюдают свысока.
Есть и еще один штрих. Уже скорее характеризующий глубину проработки проблемы самими «экспертами» экспертной группы. Уже на многих чемпионатах мира подряд ведущие команды формируют пул помощников таким образом, чтобы у каждой из пяти зон был свой постоянный смотрящий, помогающий своему спортсмену быстрее и лучше собирать и анализировать происходящее. Соответственно, если уж целью предложения экспертов является именно устранение формальных препон в правилах, а не создание почвы для расширения когорты награжденных титулами и званиями, то правильнее всего было предлагать закреплять за каждой командой право иметь по одному помощнику-забровочнику около каждой зоны/спортсмена. В этом случае проблема официального взаимодействия «спортсмен-тренер» была бы решена. Беда только в том, что по приезду домой титул «забровочника/помощника зоны А» сам по себе не поможет получить какую-нибудь грамоту, знак почета, благодарность или премию.

4. Не отменяя возможность общения со спортсменом у края зоны с разрешения судьи, разрешить тренеру подачи советов голосом, без уведомления судьи, не создавая помех другим участникам соревнований.

Это «предложение» иначе как иллюстрацией безграмотности авторов и не назвать. Во-первых, потому, что все написанное происходит постоянно на чемпионатах мира и российских соревнованиях именно в таком виде, как предлагается. Во-вторых, потому, что правила никак не запрещают тренеру подавать советы голосом. Да и не только тренеру, а вообще любому присутствующему на льду человеку, тем более — с условием не создания помех другим. Общение помощников и тренеров со спортсменами голосом: советы, вопросы, просьбы, ответы — все это происходит на чемпионатах мира с самого первого и по сей день. А наши эксперты лишь спустя 17 лет сообразили, что это можно делать и теперь просят им это разрешить? Нужны ли подобные «эксперты» вообще?

Еще одной иллюстрацией безграмотности «экспертов» можно считать пункт 9: Установить норму для насадки и прикормки животного происхождения — 1 литр, вне зависимости от видовой принадлежности, величин, форм и размеров, исключив из Правил разделение на насадку и прикормку.
У этой поправки «ноги растут» явно из прошедшего в 2017 году чемпионата мира в Латвии. Тогда сборная России из-за проблем с доставкой мотыля вынуждена была кормить рыбу «уральской смесью», которая является ассорти из мелких личинок мотыля (называется иностранцами и в международных правилах «джокером») и личинок крупного мотыля самых разных размеров (так называемый «крупный мотыль», которого в России называют еще насадочным). В правилах есть общее ограничение объема живого КОРМА (и для прикормки и для насадки) в полтора литра. В рамках этих полутора литров мотыля может быть не более одного литра. И не очень давно появилось еще одно нововведение, прописывающее, что из этого одного литра крупный мотыль может составлять не более четверти литра. Причем, в правилах понятия «насадка» и «прикормка» по сути никак не разделяется применительно к живому компоненту и о речь о некоем разделении насадки и прикормки правилами означает всего лишь безграмотность авторов предложения. На контроле перед стартом требуется, чтобы живые и неживые компоненты прикормки, контролируемые по объему отдельно друг от друга, предъявлялись раздельно в мерной таре. На практике, при предъявлении их в смешанном виде объем засчитывают минимальному компоненту.
Например, когда на чемпионате мира 2014 года один из участников по забывчивости смешал полтора литра прикормки с мотылем, но на контроле ему оставили всего один литр — как объем чистого мотыля. Примерно так же принято трактовать и смесь мотыля. При этом, за нарушение требований к правилам предъявления прикормки/насадки на контроль судьям предусмотрена санкция «предупреждение» нарушителя. По факту все члены команды, засветившие по литру «уральской смеси» перед первым туром должны были получить по предупреждению. Но в той истории какими то неимоверными усилиями Игорь Чиняков умудрился сторговаться на «командное предупреждение». Тонкость была в том, что при наличии по предупреждению у каждого спортсмена любое заработанное им предупреждение в первом туре автоматически влекло снятие его с соревнования и анулирование результата в зоне, а это большой риск. Кстати, лоббизм Чинякова оказался не напрасным — Сергей Боляхин заработал таки карточку, по невнимательности заняв лунку ближе пяти метров от чужого флага.
Теперь же, «эксперты», видимо, решили провести работу над ошибками, но почему то сделали это весьма странно и не ознакомившись толком с первоисточником — международными правилами. И не осознав первопричину произошедшего — уже не первый раз проявляющуюся безграмотность тренерского состава, выливающуюся в незнание спортсменами действующих правил.

8. Обязать организаторов международных соревнований предоставлять участникам подробную карту глубин в зонах ловли, обеспечить проход для контрольного промера глубин по нейтральным полосам между зонами ловли; ловля рыбы при промере глубин запрещается.
Красивая внешне идея. Логическим продолжением в ее развитие может стать предложение об обязанности организаторов предоставить информацию о количественно м и качественном составе рыбы, присутствующей непосредственно в зонах соревнований, карту расположения рыбы в зонах, точные маршруты ее передвижения во время проведения соревнования, вкусовые предпочтения рыбы по прикормкам и насадкам с указанием тактики их оптимального применения… И так до тех пор, пока даже самым тупым не станет понятно, что изучение условий предстоящего соревнования и подготовка к ним является правом команд-участниц, а не обязанностью организаторов.
Особенно смешно и глупо подобное предложение выглядит в свете отношения официальных представителей той же ФРСР, да и представителей ФИПС к демонстративным и неприкрытым нарушениям организаторами и участниками чемпионатов мира действующих международных правил. То есть организаторы не обязаны соблюдать правила, если они этого не хотят, как было в истории с двумя чемпионатами в США, участники чемпионатов мира могут демонстративно и безнаказанно нарушать правила, как это было с «глубиномером Казанцева» и «уральской смесью». Но при этом организаторы обязаны предоставить полную карту глубин в зонах ловли?! Ту самую, кстати, которую хорошо организованные команды добывают, проверяют и/или составляют в порядке самостоятельного изучения водоема и подготовки к чемпионату мира. И правильно делают, потому что с водоемом все равно необходимо знакомиться вживую заблаговременно и при этом только лентяи и дураки будут отказываться от возможности обзавестись картой места ловли. И никакие «карты от организаторов» просто на веру браться серьезными людьми не будут. А если их все равно необходимо проверять и корректировать, то какой смысл в формальном требовании к организаторам?
Команда Украины почему так успешна? Потому что они всю информацию собирают, анализируют и реализовывают сами, а не пытаются обязать кого-то сделать за них для них.
Для пущей убедительности давайте вспомним недавний опыт российских соревнований:
— Чемпионат России 2012 года в Туле. Приехавший из Москвы «эксперт», который и водоем то видел в глаза чуть ли не впервые, потребовал разбивать зоны так, как ему показалось нужным, а не так, как планировали организаторы.
— Чемпионат России 2013 в Курске. Разметка некоторых зон до вечера предпоследнего дня тренировок (четверга) просто отсутствовала, а тренировавшиеся в какой то момент вдруг оказались внутри зон.
— Чемпионат России 2016 в Угличе. Разметки толком не было на протяжении первых дней тренировок и участники могли лишь догадываться, что означают вмороженные давно палки и палочки во льду в некоторых местах.
— Кубок России 2017 в Конаково. Лично не видел, но по отзывам разметка была сделана тоже от балды и крайне несвоевременно так, что некоторые спортсмены оказались тренировавшимися прямо в зонах.
При чем здесь российские соревнования? Да при том, что российские эксперты, зачастую причастные к их проведению, обращаются в правление Российской ФРС, игнорирующей бардак в собственном «хлеву» многие годы, с предложением обязать организаторов международных соревнований делать больше, чем то, чего не делают эксперты и ФРСР сами у себя.

Самое простое рационализаторское предложение экспертов: 10. Установить расстояние от лунки до флажка — не более 50 см.
Все четко и понятно — ранее установленное требование посчитали недостаточным и изменили. Только вот любой спортсмен может проверить и убедиться, что полметра от центра лунки это расстояние, которое в большинстве случаев недостаточно для исключения помех ловле со стороны установленного по правилам изготовленного по правилам флажка. При этом, подобные «цифтовые требования» в определенных случаях могут вполне успешно использоваться непорядочными судьями для давления на спортсмена и даже для его наказания — почти любой спортсмен периодически на несколько сантиметров ошибается при установке флага и за 3 часа очень многих можно гарантированно снять с соревнования, если задаться целью. С другой стороны, проблему месторасположения флага можно решить всего лишь небольшим умственным усилием по разработке оптимальной формулировки требования правил. Например, как то так: «Флаг должен быть установлен на льду так, чтобы исключить двоякое толкование места (лунки) которую он помечает. В случае невозможности или затруднительности установления какую именно из нескольких лунок помечает флаг, этот вопрос оставляется на разрешение судьи (как вариант — с возможным привлечением владельца флага для пояснения судье)». Такой подход позволит в процессе ловли на лунке не высчитывать сантиметры, цепляясь леской за древко или полотнище, а спокойно ловить, установив флаг на виду рядом с собой. Но сантиметры мерить и за них клевать спортсменам мозг гораздо проще, чем подумать и сделать удобно для всех.

Самыми многоходовыми предложениями с очень потенциально серьезными последствиями, мне кажется, являются эти: 5. Разрешить использование спортсменами, тренерами и представителями электронных средств связи всех типов, в том числе и скрытого ношения (гарнитура).
6. Разрешить применение во время проведения тренировок и туров соревнований не погружаемых в воду электронных средств промера глубин, навигации и ориентирования всех типов.
7. Разрешить применение электронных средств поиска и обнаружения рыбы всех типов, в дни тренировок, исключив возможность их применения во время проведения туров для всех членов спортивных делегаций, судей и иных лиц, имеющих допуск в нейтральную полосу.

Со средствами связи все вроде бы понятно и даже особенных негативных сторон у этого нет. Ну хотят наши эксперты иметь неперехватываемый конкурентами канал передачи данных спортсмену! Напомню, что общение между тренерами с помощью раций уже давно и широко открыто применяется, лишь общение тренера со спортсменов все еще идет исключительно словами и жестами. В чем минус у подобной инициативы? Да пожалуй только в том, что она повышает для спортсмена «цену участия» в соренованиях за счет увеличения расходов еще и на высокотехнологичную связь. Точнее, за счет еще одного направления «гонки вооружений». Речь ведь идет не о громоздких и неудобных рациях, частоту которых могут при должной сноровке вычислить конкуренты. Вроде бы благое желание добиться приватности общения тренера со спортсменом. Только почему даже в таких гораздо более развитых, популярных и требующих еще большей тайны от соперников в части какой то информации видах спорта, как хоккей, футбол, волейбол и многие другие, «светлые головы» не добились введения гарнитур для связи со спортсменами? Думаю, потому, что смысл спорта все-таки в том, чтобы люди соревновались не в количестве денег и дороговизне оборудования, а в развитии своих интеллектуальных и физических возможностей. И рыболовный спорт, включая мормышку, здесь не исключение.
Как выглядит «применение во время проведения тренировок и туров соревнований не погружаемых в воду электронных средств промера глубин, навигации и ориентирования всех типов»? Да как толпа ненормальных, бродящих по зоне общей площадью примерно 400 квадратных метров на нос по каким то электронным указателям и прикладывающих, будто врач фонендоскоп к груди пациента, ко льду датчики эхолотов, надеясь обнаружить рыбу без сверления лунок. Именно так, ведь требование использовать «непогружаемые в воду» означает, что пулять ультразвуком прибор должен либо с воздуха (о таких я пока не слыхал), либо после плотного прижимания к чистому от снега льду (так эхолоты вполне могут работать с рядом оговорок). Что такое использование даст на практике? В идеальных условиях без сверления лунки можно узнать глубину и даже может быть обнаружить рыбу. Но даже на любительской рыбалке полностью полагаться на данные эхолота весьма рискованно и не всегда стоит. Плюс, сложности регламентации работы с этими приборами, которые надо одножначно разрешить правилами. Например, когда рыболов сверлит лунку или ловит в ней (совершает некие технические действия), около него должен быть установлен флаг, а расстояние от занятого места (лунки) легко точно замерить. А как быть с «использованием непогружаемого прибора» в этом случае? Рыболов ставит флаг перед тем, как отгрести снег и приложить датчик ко льду? Или он может ползать с датчиком где попало без установки флага а после обнаружения рыбы или нужного места уже ставит флаг и спорит о приоритете с таким же «пластуном»? Или при 20 спортсменах в зоне спортсмену действительно необходим навигатор для того, чтобы перемещаться по льду с места на месте при размере зон в районе 200-250 метров на 40-100 метров? И в чем главный смысл использования подобных приборов?
Теперь третье предложение — разрешить эхолотами и другими средствами обнаружения рыбы пользоваться во время тренировок. Спустя 2 года после памятной истории с «глубиномером Казанцева» тренера сборной (по совместительству многие еще и эксперты) таки сподобились таким образом косвенно признать, что тогда нарушили правила и с идиотскими по своей глупости оправданиями не заработали дисквалификацию? Или может быть имеющиеся у спортсменов и тренеров мозги и знания уже недостаточны для эффективного изучения условий предстоящей ловли. Про спортсменов могу совершенно точно сказать, что более чем достаточно и знаний, и мастерства, и интеллекта. С тренерами есть проблемы, увы. Но даже если встроить каждому всю желаемую электронику прямо в череп, эффективнее наши тренера не станут. Все также будут отправлять спортсмена на «готовые лунки», которых там нет, придумывать мифические карты рельефа по обнаруженным на льду трещинам, твердить всем о плотве или карпе, когда ловится только окунь и так далее. И абсолютное большинство причастных к инициативе прекрасно это понимает. Рыбу ловят в первую очередь головой, а не надетой на нее гарнитурой, примотанным к сапогу эхолотом и болтающимся на пузе навигатором.
Теперь мы подошли к самому интересному вопросу: зачем же тогда все это надо? Но правильно он звучит так: кому это выгодно? Производителям? Предположу, что производители подобной электроники будут долго таращиться и переспрашивать название вида спорта и то, для чего в нем нужны их изделия. А узнав про массовость соревнований либо посмеются, либо вежливо откажут. Спортсмены тоже явно инициаторами данной инициативы не были. Да что там данной! У меня сложилось убеждение, что основная масса российских спортсменов вообще не может быть инициатором хоть чего то кроме невнятного мычания или испуганно-недовольного тихого стона.
Электроника в правилах это явные попытки перекроить спорт так, чтобы потом можно было попытаться подергать за титьки спонсоров, производящих или торгующих этой техникой, и попытаться приобщиться к их спонсорской помощи. И в случае удачного дергания оказаться получателем финансовой спонсорской помощи.
на корм
Кто из спортсменов России знает о спонсорских контрактах и обязательствах Федерации рыболовного спорта России? Доводилось слышать, что эти сведения не сообщаются никому, как коммерческая тайна. И лично я эту информацию ни разу не смог получить, хотя отчетность о деятельности общественной организации по закону об общественных организациях должна быть доступной.
П.с.: А если эта информация не доступна, то всегда можно сказать, что 4 человека потратили 2 миллиона за год на зарплаты и еще полтора за год на офис и примерно столько же на сайт.

One Comment »

Оставить комментарий »

You must be logged in to post a comment.