Чемпионат мира по мормышке 2018 года. С «белорусским акцентом»

Алексей Дьяченко 30.12.2018 0

Тема: Рыболовный спорт

Автор: Алексей Дьяченко

 

Чемпионат мира для большинства спортсменов является главным событием спортивного сезона, а участие и победа на нем — мечтой, к которой не всем и не всегда удается приблизится и прикоснуться. В этом сезоне уже в который раз я «прикасался» к этому спортивному празднику вместе с командой Белоруссии в качестве одного из помощников главного тренера сборной. И, пожалуй, данный чемпионат мира лично для меня оказался если не самым, то точно одним из самых интересных и полезных из всех чемпионатов мира, на которых я присутствовал в тренерском качестве или в качестве спортсмена.

 

 

В собранную главным тренером сборной Белоруссии Александром Романовым тренерскую группу вошли четыре человека: Александр Романов, Сергей Повидайко, Вадим Богуш и Алексей Дьяченко. Ловить в зонах готовились шестеро: Александр Муравьев, Вадим Якубович, Алексей Юденков, Алексей Воличенко, Юрий Щорс и Иван Дзен. Если говорить о моих оценках перспектив команды Белоруссии, то именно в условиях чемпионата мира 2018 года мне шансы ребят виделись очень высокими, как на основе предварительной информации о предстоящей ловле, так и после проведения самостоятельных и официальных тренировок. По примерной предварительной информации, полученной еще до начала чемпионата, основу улова должен составить вполне приличный и многочисленный подлещик. Возможно, где то могла присутствовать примесь плотвы и даже окуня с ершом, но вряд ли они должны были принципиально изменить картину в целом. В таких условиях чаще всего важнейшую роль начинает играть правильный выбор места расположения и облова лунок, а также качество прикормки и ее оптимальное использование. Это как раз то, в чем чаще всего белорусские мормышечники соревнуются во время чемпионатов и кубков Республики Беларусь, в которых мне довелось участвовать последние три сезона. Поэтому предварительные оптимистичные настроения были вполне обоснованы. К тому же, типичные условия белорусских соревнований это водохранилища с типичным для них рельефом и постоянно подразумевающейся вероятностью присутствия течения. Да и персональный состав спортсменов сборной тоже позволял рассчитывать на самые высокие результаты — уровень рыболовного мышления, технической и тактической выучки ребят, на мой взгляд, на очень высоком уровне. Все хорошо умеют пользоваться «белой» прикормкой — сыпухой. Это вроде бы очевидно, но вот в сборной России я несколько сезонов был свидетелем того, как в нее попадали люди, которые вполне открыто и на этапе отборов и на этапе тренировок перед самым чемпионатом мира заявляли о своей некомпетентности в деле приготовления и использования прикормки. Мол, возьмите на нас, сделайте нам какую-нибудь прикормку, а то «сами мы не местные…». При этом система отбора вполне позволяла и позволяет людям с такими мизерными компетенциями в столь критической области мастерства рыболова-спортсмена попасть в состав сборной России — люди старательно паразитировали на чужом труде и чужих знаниях, ловя значительную часть рыбы с чужих лунок. Так вот для белорусской команды подобная ситуация неприменима. Это при том, что опыт тесного «толкания» в ограниченных условиях с необходимостью защищать или отвоевывать перспективные участки ловли у ребят вполне солидный. В общем, сильных сторон у белорусской команды предостаточно, а заметные слабости или недостатки можно вполне купировать своевременно проводимой на тренировках работой.

 

План нашей подготовки на льду Самаркандского водохранилища под Темиртау охватывал два временных отрезка. Первый это четыре дня самостоятельных тренировок. При этом разрешалось ловить везде за исключением двухсотметрового пространства вокруг уже размеченных зон. Зато никаких ограничений по количеству ловящих рыбу и по времени нахождения на льду — хоть от темна до темна, хоть круглосуточно. Второй отрезок это три дня официальных тренировок. В это время разрешалось ловить уже только шестерым спортсменам, согласно официальной заявке, а тренера и помощники могут лишь наблюдать и промерять глубины по периметру зон. Зато все это можно делать уже непосредственно вдоль границ нейтральных зон. Но и времени на это выделялось лишь по 4 часа в день, а в последнюю тренировку и вовсе стандартные три. Несмотря на то, что в процессе тренировок нам традиционно «не хватило одного дня» для проверки нескольких моментов, и мы по этому поводу немного расстраивались, практически всю необходимую информацию мы получили в процессе тренировок. Просто одни моменты оказались нами выявлены и осознаны сразу, а некоторые в глаза бросились или были проанализированы не сразу. Ну и кое в чем мы просчитались, конечно, как поняли позже. Впрочем, лично я уверен, что ни одна команда не прочитала и не просчитала предстоящую ловлю идеально. Чему и стала лучшим подтверждением победа сборной России — команды, в которой опыт самых разнообразных соревнований делает каждого отдельно взятого спортсмена вполне самодостаточной и устойчивой тактической единицей при самых неожиданных вариантах развития событий в зоне.

 

Самостоятельные тренировки

В первый день ловили, сместившись правее размеченных зон на глубины от 4-5 до 7-8 метров, которые, как нам сказали, будут и на соревновании. Для знакомства решили пролавливать по возможности весь доступный на выбранном участке диапазон глубин, чтобы получить максимально развернутую картину. Так же примерно поступили и с проверкой прикормок, равномерно распределив все имеющиеся рабочие составы «сыпухи» по предпочтениям спортсменов. Я вызвался обстоятельно проверить конкурентоспособность кормления чистым мотылем, а со второго дня еще и мормыша. Это показалось полезным для того, чтобы получить максимально объективную картину работы разных составов прикормок в паре с мотылем в сравнении с эталонной эффективностью чисто животной прикормки. Дело в том, что ребята преимущественно пользуются готовыми фирменными прикормками, комбинируя их между собой и корректируя добавлением отдельных компонентов или разных доз воды. А я на соревнованиях преимущественно использую самостоятельно изготовленную смесь и потому кое-какие нюансы работы чужих прикормок мне малоизвестны или неизвестны совсем, в отличие от остальных. Но вот кормление чистым мотылем даже в условиях, когда ловится почти чисто белая рыба, для меня не новость и потому чисто психологически отказаться на тренировках от «сыпухи», не чувствуя себя ущербным, мне легче, да и на психику не давит возможная перспектива «поймать меньше всех». Более того, имеется даже некоторый дополнительный азарт. Тем более, что ранее уже был прокол именно на чрезмерном увлечении кормлением «сыпухами» вместо самого надежного и проверенного «чистого» мотыля.

 

1 день

Лунки моей серии накрыли глубины от 5 до 7,2 метра. Последние лунки выходят практически на ровный стол. После сверления и закармливания раскладываю да развешивал на себе амуницию следил за остальными, кто уже начал ловить, и видел, что первая рыба уже проявила себя у некоторых. У меня в первый проход сработали две лунки — на одной сход, на второй пара подлещиков грамм по 200-250. Обе удалены друг от друга, на глубинах в районе 6,5 и 7 метров.  Лунки закармливал довольно высоко раскрывая кормушку — в 2-3 метрах ото дна, поэтому когда в первый проход заметил наклон лески, несколько напрягся: а не снесло ли мотыля после закорма и не потому ли рыбы немного? Впрочем, снос наверняка не очень существенный, так как мормышку поток воды даже не тянул, а всего лишь наклонил слегка леску. Сработавшие лунки еще раз докормил кормушкой меньшего размера на метр приблизив ко дну горизонт открывания — для пущей гарантии.

Во второй проход сработала на единичных подлещиков еще пара молчавших лунок и одна из двух докормленных ранее, а вторая, где сначала было две поимки, выдала серию почти в десяток штук. Причем, поклевки начались после 6-7 безрезультатных проводок и шли затем подряд. Добивать лунку вчистую не стал, так как надо было убедиться в наличии или отсутствии рыбы на остальных. Поэтому уже набив почти полную канистру рыбы пошел в третий проход. И снова та же картина — несколько сработавших несразу лунок дали по рыбке, давшая сход в первый проход лунка выдала несколько штук, а вот самая лучшая лунка снова дала большую серию поклевок. И снова они начались не сразу после опускания снасти, а через несколько холостых проводок. К концу первого трехчасового отрезка у меня вышло около 4,7 кг — второй или третий вес среди всех. Причем, основной улов сделан с двух сработавших первыми лунок, а одна из них дала больше половины всего улова. Лучший вес был около 6 кг, еще один был почти как у меня, у остальных понемногу меньше, но веса приличные у всех. По первому впечатлению кормление чистым мотылем выглядело вполне конкурентоспособным, особенно при докорме перспективных лунок.

Вторую трехчасовку мы сместились вдоль берега. Глубины выбирали примерно те же, но мааксимальные оказались все же меньше. Здесь мы ограничили облавливаемый участок так, чтобы получить картину происходящего в условиях большей конкуренции и толкотни. В такой ситуации мне самыми перспективными до безальтернативности виделись лунки около ленточки и особенно в углах, так как после массированного засверливания толстенного льда бурами 130 мм толпой народу рыба обычно попросту тикает за периметр и лишь немногочисленная зазевавшаяся, самая бесстрашная или просто глухая затаивается или мечется внутри зоны. Поэтому основные надежды я возложил на лунки по дальней от берега ленточке — глубинной. Одну лунку и вовсе понахаловке успел воткнуть в самом углу, на разрешенной дистанции от уже сделанных чуть внутрь зоны лунок двоих конкурентов с «белой» прикормкой. И уже после этого располагал лунки в сторону берега по остаточному принципу, так как пришлось их бить в центре зоны по избуренным идущими навстречу от берега участкам льда. На втором часу на моих лунках все было печально настолько, что начавшиеся регулярные поимки у остальных уже начали вызывать завсить и досаду на «неоправдавшего надежд» мотыля. Первая поклевка прогнозируемо случилась на глубинной ленточке. Но досады добавилось, когда на льду выяснился ее виновник — судачок грамм 250. Но докормил эту лунку щепоткой с руки — хоть и не подлещик, но эти две рыбы то живут по соседству, говорят! Пока облавливал соседние свои пустые лунки на ленточке, увидел, что неподалеку от моего молчавшего до сих пор «козырного» угла Вадим Богуш поймал подлещика. Значит где то там рыба все-таки бродит. Пока шел к углу, севший на недалеко расположенную свою лунку Иван Дзен тоже вытащил рыбинку. Поэтому решил попробовать сидеть на своем углу «до пенсии», пока не клюнет хотя бы случайно проходящая к соперникам рыбеха. И опять проводке на 7-8 поклевка подлещика. При этом я все время сидения старался сыпать небольшими щепотками мотыля регулярно. Непонятно, то ли подошел подлещик на столб корма, то ли его уговорила долгая тряска приманки. В это время ближе к берегу у ленточки и у торца рыбу потаскивают уже постоянно и некоторые даже активно. Прогулялся по своим сделанным через середину зоны — один ершик. А вот в следующий проход картина на глубинных лунках по ленточке у меня начинает улучшаться — единичные подлещики попались на всех трех, а на угловой следует серия из десятка поклевок. Вес улова резко начинает расти и к финишу успевает дойти до вполне приемлемого — около 3,7 кг, что оказывается в районе 4-5 результата. И снова самая первая из сработавших лунок оказалась самой лучшей, дав больше половины улова. И снова длинные серии поклевок после долгого пустого потрясания мормышкой. И снова кормление и интенсивный докорм мотылем вполне позволили пободаться с «самосвальщиками-прикормочниками», хотя было видно, что прикормка все же работает, пусть и не в одни ворота.

В снастях я особо не стеснялся, пользуясь лесками 0,08 и 0,09 мм с момышками в диапазоне от 2,75 до 3,25 мм. В целом рабочий диапазон приманок у всех получился примерно один и тот же, разве что многие по привычке пытались ловить более тонкими лесками, что требовало большей аккуратности и внимательности, так запас прочности у них заметно меньше.

На последовавшем после первого дня обсуждении поделились впечатлениями от работы разных составов прикормок относительно друг друга и чистого мотыля, и выбрали из них половину наиболее провявивших себя рецептов. Оказалось, что для трехчасовой ловли вполне хватило каждому примерно по 6-8 расположенных на заметном удалении друг от друга и на разных глубинах лунок. Это было тем более хорошо, что большая толщина льда и необходимость использования  «лещевого» ледобура не располагали к интенсивному иссверливанию всей зоны.

 

 

2 день

На этот день мы получили на полевые испытания мормыша прозванного тут же «тараканом».  Я снова вызвался кормлю мотылем без «белой» прикормки, зато с ударной дозой мормыша. По моей гипотезе ударная доза мормыша при стартовом кормлении лунок должна привлечь пристальное внимание рыбы к участку дна под лункой, так как эти рачки активно и хаотично мечутся, тикая вниз и пытаясь найти укрытие. Ажиотаж и мельтешение не должно остаться незамеченной рыбой, привыкшей к данному пищевому объекту, а уже точно под лункой ее должна ждать и удерживать вполне традиционная порция мотыля. Плюс, докорм мотылем и меньшими дозами мормыша. Для чистоты эксперимента при закорме «мормышово-мотыльные» лунки решил чередовать с чисто мотыльными через одну. Правда, кормушку мотыля я решил раскрывать совсем высоко — примерно в 3-4 метрах ото дна. По задумке, чтобы минимально пугать рыбу стартовым закормом.

Ловим снова справа от зон чемпионата. В первую трехчасовку попадаем на участок свала с большей максимальной глубиной — самые дальние лунки моей серии показали почти 9 метров, и у сидящего совсем на краю Алексея Воличенко такая же картина.  Свал начинался примерно с 5,5 метров и шел неравномерно, а волнами — чуть резче, чуть плавнее…

В первый проход больше половины лунок оказались традиционно пустыми. Примерно на 6,5 метрах на мормышовой лунке было почти незаметное касание, а через лунку на следующей мормышой  после долгой тряски на мормышку уверенно повис небольшой шевелящийся «кирпичик». Оказалось, второй этап подряд я ушел от нуля судачком. Еще через несколько проводок случилась похожая поклевка, но рыба не засеклась. Лунка была признана потенциально перспективной, докормлена мормышом и мотылем с руки и покинута. Следующая рыба обозначила себя снова на мормышевой точке — через лунку. Это была предпоследняя лунка серии с глубиной 8,2 метра и располагалась она на отрезке более плавного уклона, а за ней перепад глубин к последней лунке усиливался. Здесь после традиционно долгого потрясания мормышкой начал клевать серийный подлещик. Поймав 5-6 штук и увидев, что сидящий на том же уровне Алексей Воличенко так же успешно таскает фанер, решаю идти во второй проход. Потому что намеками обозначившаяся польза от использования мормыша (с сухим выигрышем) вполне могло оказаться всего лишь совпадением и это нужно обязательно подтвердить или опровергнуть вторым и третьим проходом по лункам.

Во второй проход сработали единичными подлещиками две мотыльных лунки. Зато лунка, где было чье то касание в первый проход, дала подряд штук 5 стандартных подлещиков грамм по 200-250. «Судаковая» лунка дала одинокого подлещика, а вот давшая серию в первый проход выдала просто феерию. После 3-4 пустых проводок снова последовали несколько поклевок подряд, потом следовали несколькопустых проводок и снова серия поклевок. Причем вспышки активности совпадали по хронометражу с цикличностью подброса порций мотыля прямо в лунку с отставанием примерно на время опускания того ко дну. Оторваться от этого праздника жизни пришлось только из чувства долга — требовалось провести еще один контрольный облов всех лунок — вдруг на мотыльные лунки рыба подошла так же хорошо, пусть и несколько позже. Третий проход показал, что подлещики действительно подошли почти на все лунки, проигнорировав лишь самую глубоководную. Но за исключением двух самых лучших «мормышовых» почти везде подлещики были одиночными, а простоявшая молча самая береговая лунка хоть и выдала серию под самый финиш, но средний размер фанерок оказался заметно меньше глубинных. Итоговый улов в 6 с небольшим кг стал вторым с нефатальным отставанием от соседствовавшего Алексея Воличенко. И снова больше половины улова дала одна лунка, а две лучших лунки, проявившие себя первыми дали почти весь улов. И случайно или закономерно, но мормышовые лунки оказались явными фаворитами. И в первый день и сейчас бросалось в глаза наличие в уловах пользующихся прикормкой ребят примеси плотвы в то время как мне не попалось ни одной.

Второй контрольный отрезок получился заметно меньше 3 часов и мы решили его посвятить пролову глубин до пятиметровой отметки. На случай попадания подобных относительно мелководных участков в зоны соревнований, чтобы точно знать, что от таких горизонтов можно ожидать. Предполагали мы плотву и окуня. Хотя проскакивавшие редкие крупные ерши грамм под 100 на меньших глубинах да будучи стайными были бы желанными гостями.

Предположения насчет плотвы и окуня практически полностью оправдались. Мы дошли до глубин примерно 3,5-4 метра и здесь практически у всех ловились и окуни и плотва, в зависимости от прикармливания. Мои лунки можно было рассматривать в качестве эталонных по окуню, так как в них сыпался лишь мотыль и мормыш. И вполне ожидаемо основной рыбой в них оказался окунь. Кроме него попались два толстенных ерша, пяток толстых подлещиков и лишь одна плотвина. Ребята же использовали «сыпуху», которая вполне прогнозируемо привлекла заметно больше плотвы, причем, в процессе раскармливания лунок количество плотвы нарастало. Но вот недолов окуня оказался гораздо существеннее. Да и средний размер окуней у меня оказался около 80 грамм, что заметно превосходило средний размер плотвы. В итоге в прибрежной ловле мотыльно-мормышовое кормление дало подавляющее преимущество именно за счет доли окуня, хотя подлещика у меня тоже оказалось неожиданно много. Итоговый улов составил внушительные на фоне остальных 3,5 кг. Правда, наличие глубин меньше 5 метров в зонах у нас все же вызывало очень большие сомнения.

Итогом первых двух дней тренировки стало уже примерное и схематичное понимание возможной тактики ловли: выбор и высиживание рыбы на двух наиболее перспективных точках. Стартовое сверление предполагалось довольно размашистое и нужно было для охвата нескольких потенциально перспективных участков, из которых крайне желательно уже в первом проходе выбрать два. Проверить в первом приближении эту схему мы запланировали на третий день слева от размеченных зон. Результаты по работе прикормок были кропотливо собраны и обсуждены на собрании команды. Использование мормыша большинством было признано заслуживающим пристального внимания и мы продолжили если пробовать в оставшиеся дни.

 

 

 

3 день

Слева от зон рельеф оказался принципиально иной, нежели справа. Здесь никаких признаков русла на всем обследованном нами участке не наблюдалось, так как оно явно проходило сильно в стороне. Мы оказались на практически ровном столе с медленным и плавным понижением вдаль. Такой рельеф частенько оказывается малорыбным и сулящим игру в лотерею, но проверять необходимо было и его, так как зоны, расположенные с левого края, скорее всего будут похожи по своим условиям. Народу на льду оказалось уже изрядное количество и мы вынуждены были отойти подальше вглубь, чтобы и мы не мозолили другим глаза и нам никто не мешал. Закармливали лунки все примерно в одном темпе , равномерно накрывая серией протяженный вглубь участок. Разве что мне удалось закончить кормление чуть раньше, так как в этот раз кормушкой я решил не пользоваться совсем, рассудив, что для контроля глубины буду использовать глубиномер с грузиком, а мотыля стану бросать так же как и мормыша — сверху в каждую лунку. Схема дальнейших действий нам виделась так: обнаружить самые первые сработавшие по подлещику лунки и начать их интенсивно разлавливать и раскармливать, чтобы понять хотя бы примерно возможный потолок улова за 3 часа. Правда, на заднем плане все-таки маячила мыслишка, что 2 лунки может быть слишком мало, потому что рискованно и надо обязательно иметь какой то запасец на случай окончания клева на самых лучших лунках. Практически всем удалось так или иначе эту тактику реализовать, разница была лишь в том, как быстро проявили себя наиболее перспективные лунки. Например, у ловящего по соседству Александра Муравьева рыба очень долго отказывалась наотрез подходить на лунки, а у меня в первый же проход проявили себя две лунки, давшие после их разлавливания по несколько рыб подряд. Одна этим в первый облов и ограничилась, а на второй после докорма мотылем и мормышом с руки спустя проводок 5-6 последовала еще одна серия поклевок и снова докорм. Но желание убедиться в ненужности трат времени на остальные лунки все же тянуло проверить несработавшие сразу лунки. Поэтому на втором проходе я не стал облавливать только сработавшую, но зацепил еще и соседние, где получил единичных подлещиков, в то время как на добротно докормленной первой рабочей попалось несколько штук подряд. Глубинная рабочая лунка и во второй проход выдала такую же серию фанер, как и в первый раз. При этом ритм поклевок был неравномерным и они то происходили подряд, то после некоторых пауз в несколько холостых поклевок. В целом картина с влиянием докорма мотылем и последующей небольшой вспышкой клева повторялась снова. При этом активно ловили все. Александр Муравьев наконец то дождался выхода рыбы и начал неистово наращивать упущенное. То ли рыбы оказалось здесь побольше, то ли это совпало с ее некоторой активизацией, то ли наши действия оказались ближе к оптимальным, но уловы у нас заметно возросли. Третий проход я снова для очистки совести проверил остальные лунки и после этого окончательно сосредоточился на высиживании одной явно самой выдающейся лунки, где и доловил до финиша. Получилось показать лучший вес — 7 ,25 кг. Совсем немного меньше оказалось у Вадима Богуша, а веса остальных оказались в районе 5-6 с хвостиком килограмм.

Так как времени до приезда автобуса оставалось всего часа 2, включая и время на сборы да неблизкую прогулку по льду и берегу, решили остаться долавливать здесь.Это к тому же дало возможность проверить, насколько много рыбы подошло и может подойти и как быстро и легко ее можно выбить. Результат остатков дня показал, что рыба так и не выбилась, а потому наличие двух рыбных хорошо кормленых лунок вполне может оказаться достаточным условием для хорошего результата. Тем более, что по такому льду, как здесь, особенно много не побегаешь и не посверлишь. Да и проверить своевременно и в одиночку без помощи соперников многочисленные лунки вряд ли получится, а значит часть труда не просто будет потеряно впустую, но еще и пойдет в копилку конкурентов. Вот к таким выводам нас подтолкнул третий день самостоятельных тренировок.

 

 

4 день

В день нам предстояло отсоревноваться два междусобойчика под присмотром трех тренеров, которые оказались заняты сначала выбором и разметкой границ наших тренировочных квадратов, а в середине дня Александр Романов и Вадим Богуш должны были убыть на совещания капитанов и еще какой то официоз, оставив спортсменов и меня под присмотром Сергея Повидайко.

Первый тур начался с жесточайшего замерзания рук в процессе сверления, так как я привычно не взял с собой рукавицы. К тому же выяснилось, что за три предыдущих дня после сверления примерно 3-4 десятков лунок ножи ледобура пришли в негодность — сказалось наличие во льду примеси золы, оседающей из дыма окрестных многочисленных заводов. Понаблюдав за моими стартовыми мучениями Сергей Повидайко принес мне вместо забастовавшего «стотридцатого» сверла «сотку». С этого момента жизнь стала расцветать все новыми и новыми красками — сверлить стало легко и приятно, стало выглядывать солнышко, руки перестали мерзнуть и появилось желание ловить рыбу. Уже вполне почувствовав некоторые специфические особенности местной ловли в разных местах я почти все свои лунки старался располагать по ленточке, снова успев урвать один угол — левый береговой. Плюс, удачно втиснувшись на глубинной и боковой ленточке решил для гарантии кинуть еще пару лунок по береговой ленте, где со старта не стал усердствовать. Как оказалось, последняя лунка оказалась метрах в 3-4 от ранее здесь сделанной Вадимом Якубовичем. Правда, ее замело и о наличии здесь лунки я узнал только после прихода Вадика. Это обстоятельство позже дало нам повод поломать голову в обсуждениях перипетиях ловли. Противоположный боковой и глубинный край плотненько разобрали остальные ребята и бежать туда втискиваться показалось неоправданным. Правда, это решение в процессе облова лунок в первый проход стало казаться все более и более сомнительным — рыбы практически не было. Лишь один окунек попался на лунке по боковому торцу, когда оставались нетронутыми лишь три из девяти — в береговом углу и в сторону от него по береговой ленточке. На угловой был лишь тычок, а на соседней несколько окуньков. Зато самая последняя, сделанная недалеко от чужой ранее закормленной дала серию толстых окуней, заметно поднявших настроение на фоне активно ловящих в зоне соперников. После моей проверки свою лунку пришел проверить Вадим Якубович и на удивление вообще ни одной поклевки не получил. А у меня эта и соседние с нею лунки до угла стали планомерно давать приличных окуней. Чуть позже, то ли в результате постоянного докорма этих лунок мотылем и мормышом, то ли просто потому что время подошло, на две  из них вышли подлещики, один из которых потянул на 920 грамм. Да еще несколько сходов подлещиков. Средний вес окуней вышел аж 125 грамм, а общий вес улова в районе 4 кг и где то в районе третьего из всех. Правда, количество бели у меня было явно меньше, чем у остальных. Так и осталось загадкой, почему соседняя с моей рабочей лунка у Вадима не дала вообще ничего.

Второй междусобойчик нам разбили несколько дальше и глубже. Как потом оказалось, здесь имелся пусть и равномерный плавный, но заметный перепад глубин слева направо с 5,3 до 5,6 метров. Узнал я это от Сергея Повидайко уже когда закончил сверлиться и кормиться после старта в левом боку зоны. Эта информация, имейся она на момент выбора места старта, сделала бы правый край гораздо более предпочтительным, но к моменту ее получения  ставки были сделаны и я решил для чистоты эксперимента остаться на стартовых позициях, чтобы постараться выжать со сделанных лунок максимум. Кое-какие шансы могли появиться, так как снова  почти все лунки были размещены по береговой ленточке от самого угла, по глубинной ленточке и по боковому торцу. Увы, показавшаяся еще в первой половине дня капризность поклевок подлещика, приведшая в первом туре к нескольким сходам, во второй тур явила себя в полный рост, но я ее осознал не сразу. Поначалу, имея в багаже ноль пришлось изрядно попсиховать после нескольких сходов. После очередной поклевки подлещик все же оказался пойман и показалось, что замены «окуневой» мормышки 2,75 на 2,5 мм будет достаточно. Увы, это оказалось полумерой и к финишу я имел багаж из улова семи подлещиков и крупной плотвы общим весом около 1,4 кг и чуть ли не десятка сходов. Рыба явно желала более деликатную снасть с более легкой мормышкой, которых я в этот раз, от безнаказанности, даже не взял с собой на лед!!! В итоге уверенное последнее место. Впрочем, это оказалось весьма на пользу в будущем. А вот ребята в другом краю зоны показали весьма интересные результаты, вполне на уровне прошлых дней. Вадим Якубович хорошенько отдубасил окрестных подлещиков, а Иван Дзен на одной из лунок сделал неплохой прилов на плотве, которую довольно долго таскал практически из под самого льда. И лишь когда она выбилать, продолжил ловить у дна уже подлещика, не сильно отстав от Вадима. Алексей Юденков и Александр Муравьев хоть и поскромнее, но тоже вполне прилично наловили подлещиков с примесью плотвы.

Собственно, общее изучение водоема и его обитателей мы на этом закончили, теперь предстоло максимально тщательно изучить обстановку по периметру зон на официальных тренировках и проверить некоторые из своих наблюдений и выводов вплотную к местам предстоящего соревнования. А уже на основе данных промера и облова периметра зон нам предстояло окончательно выбрать и тактику прикармливания, и состав прикормки, и выбор стартовых лунок и схему перемещений и приоритетных мест по зоне.

 

 

Официальные тренировки

Во время официальных тренировок мы распределили между спортсменами зоны отвественности, где они должны были проловить периметр, промерить глубины и отфиксировать максимум информации по клеву рыбы и у нас и у соперников. В это время две пары тренеров были плотно заняты сверлением и промером глубин вокруг нейтральных зон. Само собой, тренера при этом также смотрели во все глаза и слушали во все уши, стараясь принести в общую копилку сведений максимум возможного.

Первый день ловли по периметру зон ознаменовался массовым и очень активным клевом подлещика на весьма обширных участках практически у всех присутствовавших. Я бы даже сказал, несколько неожиданно активным клевом. Впрочем, имеющий солидный поплавочный опыт международных соревнований Александр Муравьев напомнил нам, что такая же картина часто наблюдается и летом — в первый день рыба будто сорвавшись с цепи ловится чуть ли не у всех, на все и везде, а с каждым новым днем ее активность спадает. Наевшись, нанюхавшись, наколовшись на крючки тренирующихся она потихоньку успокаивается и размеры уловов падают, а размеры уловистых акваторий уменьшаются. Потихоньку рыба свнова все более и более тяготеет к местам наиболее комфортного обитания. Картина трех дней официальных тренировок оказалась очень похожей и в процессе двухдневных промеров глубин без права размотать снасть мы старались наиболее точно выявить оптимальные горизонты нахождения рыбы. В последний день тренировок белорусский тренерский штаб расквитался со всеми делами и был занят внимательным наблюдением за происходящим по периметру.

Последний день перед стартом оказался самым тяжелым потому, что за него надо было окончательно свести воедино всю собранную информацию, нанести ее на карту зон, проанализировать складывающуюся в каждой зоне обстановку и адаптировать под нее все тактические наработки дней самостоятельных тренировок. И даже имея результаты жеребьевки спортсменов по зонам А, В, С, D, E пришлось разбирать на каждого по две зоны, так как выбор ближней или дальней полосы зон должен быть сделан лишь утром. А подумать было над чем. Из пяти зон две левых имели невнятно-ровный рельеф и в них совсем уж явных донных точек привязки не наблюдалось. Плюс, здесь мог оказаться очень существенным фактор плотвы. Начиная со средней зоны и вправо начинали появляться признаки руслового рельефа со всеми вытекающими последствиями. В теории это говорило о явных перспективах лещевых весов. Но для этого стартовые лунки нужно суметь расположить максимально точно по самым оптимальным для этой рыбы глубинам. Ошибка здесь не только давала недолов, но еще и позволяла более точно вставшему сопернику заметно вырваться вперед.

Зато отсутствие необходимости собирания рыбы большим количеством лунок при определенных условиях сводило «фактор шакала» на нет настолько, насколько это вообще на нынешнем этапе развития этого спорта возможно. Ловля на чужих лунках, конечно, была возможна и даже позволяла чего то и сколько то наловить. Но вот на высокий результат совершенно точно нельзя при этом рассчитывать. Просто потому, что пустые лунки в зоне могут появиться только в результате того, что кто-то сделает излишек и выбрав себе лучшие остальные оставит на произвол судьбы. А в свете довольно долгого времени разлова лунок, да возможного долгого подхода рыбы, да с учетом нежелания надрывать жилы, сверля толстенный лед попусту, шансы первым обежать самые перспективные из нескольких то ли имеющихся, то ли отсутствующих в разных частях зон лунок заведомо малы. Поэтому главное при сверлении и проверке своих лунок — не лопухнуться и не подарить кому то на шару неожиданный подарок.

После всеобщего обсуждения мы пришли к нескольким общим выводам:

  1. В зависимости от степени предполагаемой «лещевости» или «плотвиности» зон и собственных ощущений-предпочтений каждый спортсмен сам выбирает один из подобранных рабочих составов «сыпухи» — полный разрешенный правилами объем.
  2. В зону мы берем полный объем животной прикормки (литр) из которого примерно около 0,2 литра составляет мормыш, предназначенный преимущественно для стартового закорма и первоначального раскорма наиболее перспективных лунок.
  3. В зоне практически все лунки располагаем по береговой и глубинной ленточке, если позволяет рельеф, чтобы максимально использовать фактор подхода рыбы извне. При этом торцевые ленточки могут быть приоритетом в двух крайних зонах и там, где между зонами широкий разрыв.
  4. Располагаем лунки на перспективных точках так, чтобы по возможности они располагались на разных участках. Это позволяло и расширить акваторию сбора рыбы и не складывать все яйца в одну корзину, диверсифицировав риски.
  5. Кормим подлещика большой кормушкой-«самосвалом» прикормки со старта и меньшей кормушкой мотыля, открывая их в нескольких метрах ото дна. Мормыша кидаем в лунку с руки или открывая кормушку вполводы. Докармливание прикормкой и мотылем частыми подбросами при появлении плотвы или мотылем с руки или маленькой кормушкой высоко над дном при ловле подлещика. Хорошо работающие лунки перед уходом мотылем докармливаем.
  6. Сидим и трясем мормышкой на лунке долго и упорно, особенно если лунка на интересном рельефе. Лески и мормышки каждый подбирает по клеву из имеющегося полного арсенала снастей от 0,06 до 0,1 мм.
  7. По возможности «подстилаем соломку» делая несколько нычек или просто запасных лунок на второстепенных и максимально свободных от соперников участках ленточки. На случай неправильного расчета с выбором самых перспеткивных точек, чрезмерного прессинга и конкуренции или иных форс-мажоров. Общее количество стартовых лунок около 5-6 штук с поправкой на конкретные условия зоны.
  8. Оптимальным горизонтом для ловли подлещика мы посчитали верхнюю часть свала с глубинами до 6,5 метров, а в идеале примерно в районе 6,2. Большие глубины также считались лещевыми, но риск невыхода там рыбы или слишком долгого ее ожидания мы оценили как достаточно большой.
  9. После выбора кандидатуры запасного на первый день пары спортсмен- забровочник распределились таким образом: зона А — Вадим Якубович — Вадим Богуш, зона В — Иван Дзен — Алексей Дьяченко, зона С — Алексей Юденков — Юрий Щорс, зона D — Алексей Воличенко – Александр Романов, зона Е — Александр Муравьев — Сергей Повидайко.

На первый этап выпало ловить в дальних от берега зонах и с момента появления результатов жеребьевки общекомандный анализ каждой зоны уже дополнялся результатами раздумий и обсуждений внутри каждой пары спортсмен-забровочник.

 

Первый тур

Нам с Иваном Дзеном досталась зона с двумя «Дзен-углами». Так на белорусских соревнованиях мы внутри команды «Фаворит» называем явно выделяющиеся рельефом углы потому, что это практически полная гарантия того, что Иван Дзен в этой зоне будет стартовать именно с них. На чемпионате мира ломать эту привычку без малейших на то оснований мы посчитали кощунством. Тем более, что оба угла располагались друг напротив друга по правому краю зоны. В зону С явно имелся скат и потому мы ожидали настоящую давку за выбранные нами две стартовых точки. В качестве резерва для засверливания в случае неудачи со стартовым занятием углов в момент входа в зону мы наметили отрезки глубинной и береговой ленточки от правого и примерно до середины с поправками на наличие лунок соперников и общее количество конкурентов. Так как дальняя глубинная ленточка не так сильно была обловлена на официальных тренировках и потому обем еды там был вывален гораздо меньший мы посчитали, что дальний угол для нас предпочтительнее и там возможен более массовый выход рыбы. Так как на береговой угол рыба должна выходить с изрядно прокормленной нейтралки между зонами первого и второго дня, то рыба здесь, по нашим предположениям, должна быть изрядно закормленной и потому может вести себя несколько пассивнее. Поэтому после сигнала «Разойтись по периметру» мы решили сразу же вставать и бороться за глубинный угол, а в случае вытеснения оттуда на заходе в зону минимально сместиться по глубинной ленточке. После засверливания первой лунки на ней мы планировали оставить флаг и нестись к берегу, чтобы успеть хотя бы чуть чуть зацепиться здесь за перспективный участок. Тем более, что предполагаемая нами оптимальная глубина в районе 6,2 метра здесь располагалась не в самом углу, а чуть в сторону от него — метрах в 20-25 м. На этапе входа в зону и старта моя роль сводилась к тому, чтобы обозначить Ивану точку, куда он должен нераздумывая примчаться семимильными шагами. Дальше мы предполагали по обстоятельствам кинуть и присыпать пару-тройку лунок по свободной ленточке, если будет шанс ненадолго снять флаг с какого-нибудь из углов без риска потерять сделанную лунку.

И вот после сигнала «Разойтись по периметру» Иван умчался бороться за дальний угол. А я остаюсь в районе «точки № 2» — берегового угла, где прогуливаясь с беззаботным видом высчитываю точку сверления лунок и удивленно замечаю, что здесь не осталось вообще никого. Неподалеку с правого торца решил зайти лишь одинокий скандинавский боец, а почти все спортсмены распределились между двумя расположенными по диагонали друг от друга углами левым береговым (который мы рассматривали как самый бесперспективный из четырех углов) и правым глубинным — нашей «точкой № 1». И что интересно, российский спортсмен Владимир Кузнецов уверенно ушел именно в «беспонтовый угол», где ничего примечательного по рельефу нет. К нему в компанию набилась еще человека 4. А около Ивана бороться за угол собрались не самые опытные и прожженные конкуренты. И после сигнала «Вход в зону» Иван сумел этим воспользоваться на все сто процентов — подвинув американца и расположив лунку максимально по-королевски. Кстати, на белорусском чемпионате так легко занять перспективный угол было бы гораздо труднее. А я тем временем вдруг задумался, не ошиблись ли мы немного с расчетом оптимальной глубины здесь, ведь можно встать и чуть глубже. В точке № 1 у нас и так предположительно оптимальная глубина, которая увеличивается в сторону берега вдоль боковой ленточки на торце,  но здесь потенциальный подход рыбы возможен из нейтралки или соседней зоны, где свои спортсмены тоже имеются, а потому не факт, что здесь что-то серьезно можно будет вымучить. В таких условиях на точке № 2 имеет смысл чуть сместиться к угулу в сторону увеличения глубины, тем более, что беспечное игнорирование соперниками перспективного места прямо таки призывает к этому. В итоге, когда выдав спринтерский рывок после сверления первой лунки примчался Иван, я принял решение сместиться чуть ближе к углу. — метрах в 13 от него. И сделать не одну, а пару лунок на расстоянии метра в четыре со смещением еще ближе к углу. Для того, чтобы свести к минимуму возможную ошибку с прогнозом глубин. Все равно флаг на одной из этих лунок никому не даст сесть на вторую, а если лунки отстоятся, то пытаться подсверливаться и уводить рыбу с одной из них будет бессмысленно. После закармливания этой пары предложил подстраховаться и сделать третью равносторонним треугольником вглубь зоны, чтобы примерно  так же накрыть и возможный перепад внутрь зоны. В итоге так и сделали. Тем временем одинокий сосед-скандинав тихо-мирно прикорнул на ящике, остальных соперников на горизонте не виделось и мы решились на дерзкую вылазку для сверления нескольких заначек по береговой ленточке. Получилось сделать и присыпать на черный день три лунки, вернуться обратно и поставить флаг обратно на точку № 2. Стартовый план был реализован настолько, насколько даже и не расчитывали всерьез. Переход непосредственно к ловле вселил оптимизм. На первой же лунке у Ивана было явно подлещиковое касание — рыба себя проявила. Недалеко соперники даже поймали первых одиночных рыбок. Докорм и переход на точку №2. А здесь все стало замечательно — на сделанной максимально близко к углу лунке следует серия из 5-6 подлещиков подряд. Этот стартовый спурт переполошил ползоны и некоторые вскоре рванули к нам подсверливаться. Первым к нам поджался американец, но сделал лунки на ленточке в нескольких метрах от нашей второй лунки. Эта лунка отрезала нашу вторую, но зато слабый соперник прикрыл нас от потенциального воздействия более сильных. А вот прибежавший чуть с запозданием казахстанский спортсмен пытался втиснуться очень грамотно — в самый угол. Но выяснил, что наше очень удачное стартовое сверление в сочетании с мирно отдыхающим на ящике скандинавом напрочь перекрывает весь кусок льда между нами и углом, не давая туда влезть никому третьему. В итоге лишь американец долго и безуспешно пытался дождаться своего счастья, пока Иван продолжал ловить на второй лунке подлещиков. Поняв, что задачу максимум с поиском, раскормом и обловом двух перспективных точек мы выполнили настолько, насколько к этому моменту это вообще было возможно, а рисков утраты контроля обстановки здесь просто нет, пошел изучать периметростальной части зоны и повнимательнее приглядываться к конкурентам и их труду. И обнаружил заинтересовавший, удививший, возмутивший и даже восхитивший меня факт. В левом дальнем от берега углу была сделана и закормлена лунка, около которой стоял ящик, но флаг ее не защищал. И вокруг на заметном расстоянии ни лунки, ни соперника. Подальше на ленточке сидит пара-тройка человек и изредка полавливают. Поцокал языком, размышляя то ли над наглостью и стальными нервами владельца неприкрытой лунки, то ли над его недальновидностью, ведь он с двумя флагами явно где то еще ловит, а здесь ни его, ни соперников. Даже почти пожалел, что мы не в состоянии «наказать» за самонадеянность конкурента, так как и без того двумя флагами стоим на двух рабочих лунках, расположенных на единственных углах с рельефом. В общем, все оставшееся время я дальше провел с Иваном, стараясь отслеживать происходящее вокруг нас, у соперников и в «нахальном бесхозном углу». А у нас оказалось, что самой козырной является лунка на точке № 2, где каждое посещение дает несколько подлещиков, хотя некоторая суета и шум вокруг после нашего удачного старта несколько насторожила рыбу, поклевки продолжались. По рыбке-другой давала и лунка в глубинном углу. В общем, на втором часу замаячил призрак первого места в зоне. Но тут вдруг в том самом нахальном углу начался ажиотаж. Латвийский спортсмен начла таскать подлещика с чудовищным темпом. Под него примчался втискиваться заметно отстававший от лидеров Владимир Кузнецов (Россия) и каким то чудом умудрился туда втиснуться настолько удачно, что поймал заметную часть улова — сказался опыт российских тактических «мясорубок». Неподалеку еще один человек тоже пстал вполне ритмично потаскивать. А мы тем временем пожинали плоды потихоньку стихшего слабого, но регулярного поклевывания и потыкивания подлещиков и уже не имели ни права, ни возможности для смены лунок — глупо бросать лунки с рыбой в поисках  места выхода суперактивной рыбы с крайне малыми шансами на успех. Явно требовалось клев взбодрить и решение напрашивалось — утоньшаться. Иван понял с полуслова и первое же опускание мормыхи 2,4 на более тонкой леске дало уверенную поклевку. Мера явно подействовала и нечастые, но регулярные поклевки стали увереннее. Тем временем всплеск активности вокруг латвийца и у него пошел на спад и почти погас. Последние минут 40 белорусский спортсмен чуть ли не единственный, кто ритмично полавливал рыбу до самого финиша. К сигналу финиш мы оказались все-таки вторыми, как показало взвешивание, но наши действия и результат были очень четко просчитаны и дали высокий результат даже в условиях плотной опеки соперников, а вот рискуя и оставляя в перспективных местах неприкрытые запасные лунки можно было остаться ни с чем при малейшей активности и агрессии со стороны соперников. Поэтому второе место с весом 6,718 кг с отставанием от первого места в зоне в полтора подлещика (327 г) мы признали скорее досадным недоразумением, нежели закономерным последствием каких то наших ошибок. По большому счету, в этой зоне мы упустили единичку больше, нежели боролись за попадание в тройку лидеров. Да и отставание преследователей от Ивана Дзена было огромным — 2 килограмма.

Увы, хороший результат нашей пары поддержать у остальных ребят в полной мере не получилось. Лишь результат Александра Муравьева (5 место в зоне) можно занести в актив, а остальные ребята оказались внизу таблицы — 9, 10 и 11-е результаты в зонах и лишь седьмое командное место из тринадцати. Вместе с очевидной заменой напрашивалась серьезная командная работа над ошибками.

Так, выяснилось, что наиболее вероятной причиной 11 места могло быть слишком интенсивное перемещение по лункам вместо долгого высиживания и уговаривания первых рыб на поклевку. Видимо, нервы и эмоции сказались и одно из важнейших наблюдений просто вылетело из головы и желание побыстрее обнаружить и поймать рыбу трансформировалось в желание спортсмена как можно быстрее проверять следующую лунку. При этом результат Александра Муравьева, сделавшего результат практически в последние 40 минут тура, можно рассматривать в качестве подтверждения тому, что до самого финиша можно и нужно действовать с холодной головой и быть готовым воспользоваться шансом без суеты и паники.

Особо тщательно мы обсуждали и анализировали действия и результаты соперников, так как чужие успешные результаты могли показать нам допущенные ошибки и их причины. В первую очередь это касалось зон с меняющимся рельефом и разными глубинами — C, D, E и частично В. Здесь неоценимую помощь нам оказали соперники, так как их действия, результаты, расположение и перемещения по льду, скурпулезно нанесенные на карту, позволяли под другим углом взглянуть на наши выводы по итогам тренировок и сравнить с нашими действиями во время тура. На что обратили внимание? В зонах с перепадами глубин и руслом довольно значительную часть уловов  ловили на заметно больших, нежели мы считали оптимальными, глубинах. Это напомнило о том, что и в первые два дня тренировок на глубинах в 7-8 метрах встречались суперуловистые лунки. Многие спортсмены делали веса на несколько больших глубинах, чем выбранные нами. Поразмыслив, мы пришли к выводу, что рыба в первом туре все же не так активно выходила с русла и прирусловых горизонтов на верхнюю границу свала и стол, как мы предполагали, а потому «задним числом» мы признали идеальными несколько большие глубины. Если речь шла именно о подлещике и ловле на рельефе.

Столы в районе 6 и менее метров тоже кое-гду давали рыбу, как это случилась и в контролировавшейся в первом туре мною зоне «В», но здесь она попадалась не так стабильно и равномерно, как по свалам в глубину, будто жила глубже, а сюда совершает отдельные набеги. Также ряд спортсменов заподозрил негативное влияние докорма рабочих лунок, на которых уже стоит рыба. И в самом деле многие из нас заметили падение активности поклевок к финишу. И само собой — высиживание, высиживание и высиживание рыбы, если лунка рабочая. Чуть ли не все показавшие хороший результат соперники очень подолгу залипали на каждой лунке, а у нас, как выяснилось, нужно внимательно следить и напоминать подопечным спортсменам, чтобы никто в пылу борьбы не забыл это. И еще мы обратили внимание на то, что многие спортсмены брали с собой в зону далеко не максимально возможный объем животной прикормки. Довольно много спортсменов предъявляли для перед зоной «тараканов», но в таком количестве, которого еле хватит для стартового закорма. Что характерно, ребята из команды Казахстана от мормыша отказались и довольствовались лишь кормовым мотылем и обязательной для всех «сыпухой». Те же, кто от мормыша не отказался, похоже, брали его с собой скорее на всякий случай, больше для успокоения совести, так как основное бремя удержания на точке все возлагали все же на мотыля.

После разбора полетов и обсуждения находок и ошибок мы всей командой снова перешли к анализу предстоящих каждой паре зон, благо жеребьевку провели вечером и не пришлось откладывать важнейший этап на последний момент. И уже после общекомандного обсуждения разбившись на пары мозговой штурм продолжился в свободном режиме. Нам с Иванов досталась на второй тур зона D с очень хитрым рельефом, судя по данным промера глубин по периметру. Зона глубоководная, русло проходит через нее целиком справа налево вдоль берега, а у левого края изгибается практически под прямым углом вглубь от водоема. При этом, между левой нейтралкой нашей зоны и правой нейтралкой соседней зоны D был разрыв метров 15, если не больше, а это повышала перспективность расположенных не только по глубинной и береговой ленточкам лунок, но и тех, что получится сделать по левому торцу, есть свободное пространство, с которого можно попытаться стянуть рыбу. При этом, по данным промера между нейтралками получалось, что русло резко уходит от берега практически по торцевой левой ленточке или нейтралке, а значит здесь еще и весьма вероятен перепад глубин или его максимальная близость. К тому же сами перепады глубин на свалах русла по левому участку периметра зоны были заметно плавнее и продолжителнее в сравнении со склонами правой части зоны. А так как левый дальний от берега угол оказывался чуть ли не на подводном «мыске», образованном резким перегибом русла, или совсем рядом, такой рельеф в наших глазах превращал данную точку в безоговорочного фаворита. И удачный вход здесь при попадании на оптимальную для рыбы глубину должен был сделать точку в принципе неубиваемой: при подходе рыбы по горизонту глубин она придет извне со стороны глубинной ленточки, при движении рыбы из глубины рыба может подойти из нейтралки между зонами, при движении с полива обратно в русло рыба придет изве примерно вдоль глубинной ленточки. Было лишь два «если»: если мы точно и верно угадали рельеф, и если нам удастся занять угол первыми. В случае неудачи или спора мы решили, что перспективнее просто сместиться  по левой боковой ленточке на свободный участок и уже здесь спокойно сделать пару лунок под меньшим прессингом толкающихся за угол соперников, так как этот участок может почти не уступать углу с поправкой на то, что глубины здесь должны быть почти максимальные, но рядом со свалом. Именно здесь и по такому алгоритму со старта Иван должен был застолбить себе «точку №1».

Глубинная ленточка практически на всем ее протяжении шла по границе свала в русло и лишь у правого бокового торца зоны русловой свал должен был по нашим прикидкам отойти от края зоны чуть к середине. Поэтому мы решили «точку № 2» располагать на свале в русло по глубинной ленточке. Во время тренировок рыба здесь ловилась практически на всем протяжении, но примерно метров в 50 от угла был пятак, на котором результаты показались больше. С учетом желания максимально уменьшить риск непопадания в рыбу и при этом не накручивать чрезмерный километраж при смене лунок это место подходило почти идеально. Здесь со старта располагалась полностью моя зона ответственности и мне нужно было выбрать точку для сверления так, чтобы спортсмену не пришлось оглядываться и раздумывать, точно ли он встал. Дальше по нашим прикидкам можно было попробовать поступить понахаловке, если позволят стартовые действия соперников — очень уж меня возмутил и восхитил подсмотренный в первый тур «наглый угол». Так как мы предполагали, что в выбранном нами для старта куске зоны соберутся почти все в силу его явно большей привлекательности по рельефу, можно было бы после закармливания точки № 2 попробовать более скрытно и грамотно повторить трюк соперника по первому туру, закормив и надолго спрятав вдали от чужих глаз на максимально свободном участке лунку-другую. Для этого подходил участок на русле в центре зоны и правая боковая ленточка, в случае, если поблизости в это время не будет нежелательных соседей.

Береговая ленточка, по нашим рассчетам, оказывалась на самом конце резкого руслового свала и из-за относительной близости берега мы посчитали, что с этого края подход подлещика извне не так вероятен, а вариант раскормить и выскочить на ловле плотвы мы не рассматривали, как надежный и способный дать гарантированно высокий результат именно в нашей зоне, где подлещик наверняка должен быть, а значит первые уловы могут вполне могут дотянуться килограмм до 8-9 кг.

Увы, борьбе за командные медали, видимо, предстояло проходить без нас. В лидерах после первого тура шли команда России (сумма мест 18), Казахстана (сумма мест 21), Польши и Литвы (сумма мест 25), Украины (сумма мест 26) и Латвия (сумма мест 28). Наша сумма мест 37 на этом фоне выглядела довольно уныло.

 

Второй тур

По жребию зоны между нашими распределились так: зона А – Юденков Алексей, зона В – Щорс Юрий, зона С – Муравьев Александр, зона D – Дзен Иван, зона Е – Якубович Вадим.

После того, как в первый тур Иван Дзен практически одной левой со старта идеально занял перспективный угол зоны, в душе была уверенность, что и в этот тур проблем возникнуть не должно. Но подойдя к зоне я увидел среди наших прямых соперников от России Дмитрия Елисеева и оптимизма резко поубавилось. Диму я знаю давно и сомнений в его тактической выучке, мобильности и скорости принятия решений у меня уже давно нет. Вот уж с кем нужно держать ухо востро. Из-за этого даже специально предупредил Ивана перед сигналом «Разойтись по периметру», чтобы не вздумал пытаться на старте зайти в угол получше, а втыкал флаг мгновенно с максимально возможной скоростью, иначе Елисеев накажет за малейшее промедление. И вот Наш боей караулит сигнал «Вход в зону», чтобы застолбить точку № 1 — левый дальний угол, а я прогулочно-беспечным шагом снова вымеряю метры для максимально точного расположения лунок на второй точке. И слежу за происходящим около Ивана. Там встали толкаться еще 4 соперника, а российский спортсмен, к которому поначалу была прикована изрядная доля моего внимания, как и в первом туре целенаправленно пошел вдаль от нас в явно третьестепенный по нашим оценкам правый край зоны. Правда, по глубинной более перспективной, как мы посчитали, ленточке. И туда же пошел казахстанец. Пришлось еще раз задуматься, пока тянулось ожидание, не упустили ли мы что-то важное и не нужно ли внести в стартовый план какие то коррективы. Но вспомнив, сколько уже раз за свою карьеру обжигался, в последний момент задергавшись и сломав себе все рассчеты, положился на плоды вечерних раздумий и выводы, сделанные без суеты и паники. Единственное, что решил: обязательно добавить в процессе занятия точки № 2 это предварительный промер глубины. Не отпускала боязнь ошибиться с прогнозом расположения свала в русло в зоне, что было очень чревато. И если на самой ленточке глубина окажется меньше, чем рыбе нужно, то мы потеряем время в ее ожидании впустую и недоловим значительную часть возможного улова из-за ошибки буквально в несколько метров.

Вход в зону несколько огорчил. Ивана  в самом углу опередил с установкой флага поляк и наш спортсмен не стал даже пытаться как то втиснуться рядышком, просто сместившись на свободный участок левой боковой ленточки, где не осталось соперников. Здесь он и закормил две лунки, прикрыв их флагом, а потом прибежал на выбранный мною участок. Оказалось, что на торце под нашими лунками был вовсе не максимальная глубина, а несколько меньше — склон оказался более пологим. Выходило, что склон искомые нами чуть меньшие глубины оказались в нейтралке, а в углу должно быть явно мельче. Тем более тщательно стоило расположиться на второй точке. Промер глубины на самый ленточке показал 6 метров — явно недостаточно. Эту лунку мы даже не кормили, бросив в надежде, что соперники пробегая мимо потратят на ее проверку время впустую. Следующа лунка со смещением в русло оказалась более глубокой, хоть и не идеально по нашим прогнозам — 6,6 м. Поэтому ее решаем кормить и еще сильнее смещаться вглубь русла. Третья лунка попала как надо на 7 метров и после закорма между ними сверлим еще лунку под флаг так, чтобы расстояние от нее до каждой было меньше 5 метров. Ее тоже кормим.  Не идеально, но просто так сюда за халявой завистливые соперники прийти не смогут.

Идея заначки «на черный день» где-нибудь в правой части зоны была отброшена — примерно половина соперников стартовала в тех краях и наши действия явно не останутся незамеченными и неоцененными ими. Отмечаем, что украинец со старта засел в левом береговом углу и еще сделал вторую базу чуть в стороне также на береговой ленточке. Неподалеку вторую базу сделал поляк и вдали по берегу еще пара спортсменов подстраховались несколькими лунками.

Пока Иван Дзен проверял первую точку, ревниво слежу за поимками первых рыбок — в проигранном нами углу то поляк, то латвиец, то монгол достают единичных плотвиц. При этом монгольский спортсмен делает это чуть ли не активнее других, хотя его действия удивляют: он сверлил со старта по две лунки на расстоянии около метра и затем закармливал их несколькими крупными кормушками дергая при этом руками так резко и размашисто, что по нашим понятиям ни одна рыба не должна была остаться в окрестностях его манипуляций. Но ведь полавливает же! Решаю после финиша пообщаться и выяснить причины таких действий. К моменту прихода Ивана на точку № 2 у него уже есть в пакете один подлещик, значит, первая точка должна заработать и мы не зря ее выделили. Тем более, что сидящие у угла соперники ловят явно мельче и их объект ловли — плотва — это красноречиво подтверждает. На нашей самой самой мелководной лунке тоже попадается плотвичка, но ловившие на углу уже начали разочаровываться в нем и разбежались кто куда. И так получилось, что несколько человек стали залипать на береговой ленточке, где начали полавливать подлещиков. А у нас после поимки подряд нескоких плотвиц, окуня и мелкой фанерки наступил антракт. Первая точка вопреки ожиданиям молчит как партизан, рядом с ней мертво так, что практически никого не осталось. А на левом береговом углу украинец очень бодро по меркам нашей зоны нет-нет да и потаскивает подлещиков. Чуть в стороне от него стал включаться поляк. У Ивана же ни проявившая со старта плотвичка не хочет раскармливаться, ни подлещик не желает толком выходить. К концу часа на второй точке попался один, но после него повис судачок и все прекратилось. На втором часу стало понятно, что рыбы в нашей зоне явно немного и значительно меньше наших ожиданий, а на этом фоне стабильно доставаемые сидящими по береговой ленточке поляком, литовцем и украинцем одиночные подлещики выглядят совсем в ином свете, как и перспективность береговой ленты, на которой все еще остаются отрезки, которые вполне можно засверлить и закормить со значительными шансами на успех. Правда, понадобится время на подход явно не очень активной и многочисленной рыбы, а значит проверять лунку скорее всего надо будет один раз под финиш. И вынужденно оставив на ней флаг мы оголим одну из двух стартовых точек, которые молчат. Это очень тяжелое решение и по себе знаю, как в такой ситуации спортсмену в зоне тяжело на него решиться, но неутешительное развитие событий в нашей зоне явно толкает к риску. Тем более, что он оправдан, а оголяем мы лунки, на которых сами толком не поймали и вокруг которых другие ничего не ловят. Кратко выкладываю свои выводы Яну и он согласен, потому снимаю его и веду на уже облюбованный пятак, где делаем две лунки под прикрытием флага. У нас остается всего около часа для того, чтобы переломить ход событий в свою пользу. Вторая точка остается беззащитной перед ордами соперников, а Ивана направляю сразу на первую — она виделась именно по подлещику более перспективной и один там все же попался в первый проход. И вот примерно за час до финиша на первой лунке на торце Иван ловит еще одного с первой лунки. Наверное, обоим хотелось затаить дыхание с мыслью: только бы не спугнуть удачу, только бы не спугнуть! Но следом поклевок нет. Но вот вторая лунка тоже дает подлещика. Следом еще одного. И еще одного. И еще. Долгожданный выход рыбы происходит уже на третьем часу, когда мы еле удерживались от суеты и паники — девять рыб подряд возвращают Ивана Дзена в борьбу за лидерство в зоне. Пауза наступает примерно за полчаса до финиша, как раз когда имеет смысл проверить береговой задел. Если рыба здесь есть, то хватит время подловиться, а если рыба не подошла, то можно успеть вернуться и после вынужденной паузы в клеве долавливать на явно рыбной уже лунке на торце зоны. Правда, оставалась и вероятность того, что рыба могла выйти на точке № 2, лунки которой мы вынужденно оставили беззащитными. Но проверять береговые все равно стоило, так как второй флаг стоял именно там, а уже оттуда можно с флагом зайти и на другие лунки. Хотя скорее всего правильнее будет уже долавливать потом сразу на лунках точки № 1, так как здесь случился очевидный выход стайного подлещика. При проверке двух береговых лунок у Ивана случается единственный за два дня и оттого многократно более обидный сход хорошего подлещика. Дальше тишина. Разворачиваемся и двигаясь в сторону своих первых лунок видим, что на второй нашей точке «шакалит» украинец. Пока Иван возвращался вижу, что там соперник поймал одного подлещика и одного судачка. Как он рассказал после финиша, всего поймал 3 подлещиков и судачка. А иван после спринтерского забега за оставшиеся примерно десять минут успевает достать явно не последних трех подлещиков. Чудовищная для меня трехчасовая нервотрепка заканчивается на позитивной ноте и с надеждами, что наше взаимодействие все же позволит Ивану на взвешивании быть в верхней части зоны. Если бы не провальные два первых часа, не разнорыбица в уловах и вынужденно рваный ритм ловли, то можно было бы более-менее точно прикинуть наше положение относительно соперников, а так совершенно непонятно, кто кого и насколько мог обойти или пустить в отрыв. По нашим прикидкам разве что украинец Игорь Новгородский должен все же оказаться записным фаворитом, а вот остальные — в тумане. Мне даже не удается навскидку реалистично оценить улов Ивана. По его словам 3 кг с хвостиком. Но в нашей зоне у многих, похоже, «хвостики». И от их веса будет зависеть распределение мест. На взвешивании оказывается, что «хвостик» у Ивана оказался один из самых весомых: он стал третьим с весом 3,357, отстав от литовца на 69 грамм и от украинца лишь на 203 грамма. Лишь — потому что досадно сошедший единственный подлещик мог принести победу и сумму мест 3 в личном зачете. Пугавший меня своим присутствием в зоне Дмитрий Елисеев стал лишь пятым с самым тощим «хвостиком» (3,253 кг), а обошедший Диму латвиец отстал от белорусского спортсмена лишь на 36 грамм, гораздо активнее ловя плотву. Но ведь меньше! И в квадрате обидно, что украинский спортсмен поймал незадолго до финиша 4 весомых рыбинки именно с оставленных нами, пусть и вынужденно, без флага лунок.  Для первого места в зоне нам было достаточно перед проверкой береговых лунок проверить точку № 2 и уже только это сделало бы Ивана вторым, так как победитель нашей зоны в этом случае непоймал бы 4 рыбины с нашей точки и одно это уже подняло бы Ивана на второе место. В общем, в зоне D наша пара снова и еще более обидно упустила шанс получить единичку. А если уж и совсем по гамбургскому счету, то и медаль в личном зачете. Правда, при условии  «если бы да кабы». В целом же пусть и с нервотрепкой да переживаниями, но работа была сделана весьма достойно и результат тоже оказался приятным. Допущенная тактическая ошибка во времени закармливания, а затем и проверки лунок на береговой ленточки, как и вынужденное снятие для ээтого флага со второй точки даже и ошибкой признать в тех конкретных остоятельствах и при отсутствии дара ясновидения признать тяжело. При неблагоприятном и неожиданном развитии событий между действием и бездействием мы выбрали действие. И оказалось, даже при этом могли победить. Увы, снова немного не повезло с сочетанием обстоятельств.

Зато во втором туре хороший результат Ивана Дзена поддержали и остальные ребята. Вадим Якубович  занял третье место, Александр Муравьев повторил свой подвиг первого тура и снова на третьем часу поймал почти весь улов, снова став пятым, Алексей Юденков стал шестым и Юрий Щорс смазал почти что командную идилию девятым местом. Но сумма мест 26 за тур смотрелась уже весьма достойно, пусть и не позволила команде Белоруссии подпрыгнуть выше в итоговом протоколе. Но командная работа над ошибками пошла всем на пользу и показанный явно невыдающийся результат не оставляет чувство безнадеги и горечи, скорее некоторой досады с примесью спортивной злости.

Отдельно поделюсь несколько обрывочными и поверхностными впечатлениями о работе и результате двух ставших первыми команд, так как победу они заслуживали одинаково, но каждая по-своему. А победить должна была лишь одна. И победила не самая разобравшаяся с ловлей казахстанских подлещиков и плотвы команда, как мне кажется, но при этом сильнейшая — сборная России. Именно по совокупности российские спортсмены оказались сильнейшей командой. Обсуждая происходившее два тура в разных зонах нам, к примеру, неоднократно приходила мысль о допущенных россиянами и там и сям ошибках и упущениях. Причем меня не оставляло и не оставляет до сих пор ощущение, что как раз четкого понимания и просчета повадок рыб в целом и обстановки в зонах перед стартом в российской команде несколько недоставало. Но ошибки допускали все. Зато на фоне соперников исполнительское превосходство России на этом чемпионате мне показалось очень явным. И скорость работы над ошибками у российских ребят в зоне на голову превзошла таковую у соперников. Потому россияне успевали раньше и лучше других выправить проигрышное развитие событий, максимально сведя на нет негативные для команды последствия отдельных недочетов. Отсюда и очень ровное выступление. И к командному «золоту» вполне логичное «серебро» в личном зачете у Валерия Маслова. Вот уж к его действиям в зоне сказанное подходит очень точно — после единички в первый день Валера во втором туре со старта явно мог остаться не у дел. Сергей Повидайко нам с восхищением рассказывал, как в этой зоне помогавший Валере высококлассный в недавнем прошлом спортсмен Николай Лукоянов сначала раньше и лучше всех других оценил перспективы участка зоны, где американец изредка полавливал плотву и поставил на этот участок Маслова гораздо раньше других. И именно появление высококлассного спортсмена продемонстрировало всей зоне реальную картину — в данном месте Валера собрал прорву плотвы и показал и соперникам, и тренерам, и зрителям, насколько важна бывает отточенная техника ловли на скорость. По наблюдениям Сергея Повидайко, Маслов поставил плотву столбом и весь период наблюдения минут в двадцать ловил со средним темпом рыбина в минуту. Скорость роста улова можно оченить даже с учетом невыдающегося размера плотвы диапазоне грамм 50-70. Поэтому третье место в зоне у Валерия Маслова в равной степени можно считать и успехом и неудачей.

Второе место латвийской команды тоже показало уровень латвийцев. Но на мой взгляд, если Россия оказалась сильнее всех именно спортивными навыками, то Латвия оказалась явно самой понимающей в рыболовной составляющей. Осталось ощущение, что команда приехала половить свою любимую и привычную белую рыбу в свое удовольствие и делала это среди бегающих и суетящихся вокруг соперников из других стран. Видимо, сказался долгий опыт латвийских спортсменов в соревнованиях по плотве и подлещику и эту рыбу они прочитали явно быстрее остальных. Видимо, действительно, как и прогнозировал еще до старта тренер Латвии Нормун Грабовскис, немного не хватило для победы лишь помощи из-за бровки, так как на всю команду помощник был чуть ли не единственный. А лишняя пара глаз и своевременная подсказка спортсмену часто дорогого стоят. Так что «золото» в личном зачете латвийца Хариса Ратипорскиса мне видится своеобразной данью справедливости.

Третье место литовцев мне прокомментировать сложно, так как именно за этой командой я следил мало, но состав оказался ровный и явно разобравшийся, что этой рыбе требовалось, отсюда и «бронза».

Неожиданный пролет украинской сборной мимо медалей может несколько удивить, но мне кажется, что наиболее сильные качества данной команды, сделавшие ее безоговорочным лидером в мормышке последней пятилетки на мировой арене, просто не смогли проявиться в данных условиях. Ребята дают всем сто очков вперед в ловле, требующей постоянного контроля происходящего в зоне и постоянных корректив действий спортсмена в зависимости от происходящего. И все это благодаря почти эталонному в сравнении с  другими взаимодействии спортсмена со своим забровочником. И мобильность в зоне. А в Казахстане главное было — аналитика  рельефа зон, повадок рыбы и выверенный до мелочей план действий, на основании полученной за тренировки информации и с возможными поправками на действия соседей-соперников. Не удивительно, что чуть ли не самая светлая голова на международной мормышечной арене сегодня — Алексей Зайко — показал очередной выдающийся результат, добавив очередную бронзовую медаль к своей уже и без этого вызывающей шутки и подколки немалой коллекции бронзовых медалей в личном зачете. И нехватило украинцам не так уж много. Но за нынешнюю сборную России действительно можно только порадоваться — заслужили гораздо больше других и пусть немного, но больше латышей.

Оставить комментарий »

You must be logged in to post a comment.